Малышка

Подходил к концу очередной рабочий день, и команда Спасателей собралась на ужин. Дейл, на долю которого выпала большая доля сегодняшней работы, выглядит усталым и разбитым. Поужинав без особого аппетита, бурундук встал из-за стола, сделал незаметное движение лапкой и, поблагодарив Рокфора, ушёл спать.

— Что это с ним? — удивился Чип. — Не заболел ли он?

— Обиделся он на тебя, Чип, — буркнул австралиец. — Сегодня же была его очередь управлять «Крылом», а ты ему не дал…

— И правильно сделал! — отрезал лидер Спасателей. — Ему нельзя доверять «Крыло»! В прошлый раз мы чуть не разбились из-за него!

— Но ведь сегодня он спас всех нас! — осуждающе взглянула на Чипа Гайка. — Пожалуйста, не обижай его больше… Вы же друзья…

— Хорошо, Гаечка! — улыбнулся Чип. — Не буду, если ты так просишь… Пойду извинюсь перед ним!

Бурундук, обрадованный вниманием мышки, встал из-за стола, кивнул остальным и пошёл к выходу.

— И не ссорьтесь больше! — улыбнулась Гайка, а Вжик подлетел к лидеру Спасателей и завис над ним в позе надзирателя, забавно погрозив ему пальцем в тон строгим словам Рокфора:

— Проверим!

И счастливый Чип, улыбнувшись серьёзному Вжику, убежал в их с Дейлом комнату. И тут счастье сменилось удивлением. Дейла в комнате не было. Впрочем, его кровать не была застелена, как обычно.

«Наверное, вышел погулять, скоро вернётся…» — подумал лидер Спасателей. «Ладно, завтра с ним поговорю…»

И с этими мыслями, а также вспомнив сердитую, но в тоже время такую прекрасную мышку, бурундук лёг в кровать и заснул.

***

Дейл тем временем «зависал» в ангаре, перебирая «Крыло». В первую очередь он проверил аккумуляторы. К счастью, они были заряжены более чем на 70%, и дозарядка заняла не более получаса. Убедившись, что теперь энергии им хватит надолго, бурундук тщательно смазал все механизмы самолёта, чтобы он работал максимально бесшумно. Немало повозившись и изрядно испачкавшись, бурундук всё-таки закончил задуманное. Закончив работу, Дейл сел за штурвал и завёл двигатели. «Крыло» бесшумно поднялось и зависло над кроной их огромного старого дуба.

«Отлично, получилось» — порадовался про себя бурундук. Поставив «Крыло» на ВПП, он довольный отправился в ванную.

***

Тем временем, мышка после ужина готовилась в своей комнате ко сну. На неё это было не похоже. Обычно она ложилась спать далеко за полночь, предпочитая проводить вечер в мастерской. Однако сегодня Гайка слишком устала… Неспешно сняв рабочий комбинезон, шорты и футболку, мышка, всё больше чувствуя одолевающую её сонливость, взяла ночную рубашку, но так её и не надела… Её глаза сами собой начали внезапно слипаться, веки потяжелели, рубашка выпала из лапок, и Гайка обессиленно рухнула на кровать, успев лишь закутаться простынёй, прежде чем сон окончательно взял её в свою власть…

***

Дверь в спальню открылась, и на пороге показался бурундук в белом костюме. Довольный, он подошёл к кровати, где крепко спала маленькая мышка. Заметив валяющуюся на полу фиолетовую ночную рубашку, бурундук даже немного растерялся.

«Упс… Кажется, я всё-таки переборщил немного…» — подумал Спасатель.

Вдоволь налюбовавшись прекрасной изобретательницей, бурундук принялся за задуманное. Он аккуратно завернул свою обожаемую мышку в простыню. Таким образом, что она стала похожа на новорождённого младенца из родильного дома. Довольный своей работой, он извлёк из-за спины огромную золотую булавку и таким образом завершил укутывание мышки, закрепив «железку» сбоку, для верности… Радостный бурундук бережно взял «малышку» на руки.

— Гаечка… — шептал счастливый Дейл. — Ты самая лучшая мышь на свете… Надеюсь, ты когда-нибудь простишь меня за сегодняшнее… Надеюсь…

Проведя несколько мгновений в состоянии полнейшего блаженства, бурундук вынес мышку из спальни и положил её на заднее сиденье стоящего на ВПП «Крыла», после чего пристегнул её. Вернувшись в спальню и забрав ночную рубашку, белые шорты и футболку, а также комбинезон мышки, бурундук, немного помедлив, пошёл обратно к «Крылу». Спасатель убрал всю принесённую одежду под переднее сиденье самолёта. Проверив напоследок содержимое нагрудного кармана своего белоснежного костюма, он сел за штурвал самолёта и бесшумно поднялся в воздух…

***

Самолёт летел по заданному Дейлом маршруту уже второй час… Дорога была не из простых. Бурундуку всё время приходилось уворачиваться от летающих квадрокоптеров, которых в изобилии запускали в небо уличные мальчишки. Помогало Спасателю только то, что все запускаемые в небо летательные аппараты были оснащены миниатюрными фонариками, а некоторые и вовсе светились, словно фосфор, отчего напоминали космические корабли. В другой день бурундука невозможно было бы оторвать от созерцания сей захватывающей картины… но только не сегодня. Сегодня «летающие монстры» не интересовали Дейла, а наоборот, раздражали его. Этой ночью у Спасателя было куда более важное дело…

И вот, наконец, город остался позади… Теперь бурундук мог позволить себе немного расслабиться. Поставив «Крыло» на автопилот, Дейл достал из кармана одно из последних изобретений Гайки, которое он позаимствовал сегодня у неё в мастерской — миниатюрный бесшумный вибро-будильник, сделанный в виде наручных часов. Установив будильник на 5 часов утра (а сейчас было около полуночи), бурундук откинулся на спинку сиденья и задремал…

***

Когда вибро-будильник разбудил бурундука, «Крыло» как раз подлетало к опушке в Далёком Лесу, которую Дейл не так давно присмотрел, как раз для сегодняшнего события… Наверное, самого важного в его жизни…

Самолёт мягко приземлился на широкую ветку дерева перед опушкой, очень похожую на ВПП в их штабе. Солнце только-только начало всходить, и первые лучи солнца уже освещали самолёт и его обитателей. Гайка по-прежнему крепко спала, хотя нежные солнечные лучи уже дразнили её…

Бурундук в приподнятом настроении выпрыгнул из самолёта, и тут случилась неприятность. Он случайно поскользнулся на ветке, упал и скатился вниз. Спасатель сдержался от того, чтобы закричать, и молча скатился к подножию дерева. Сам Дейл не пострадал, однако его красивый костюм был весь испачкан. Бурундук расстроился, но вспомнил о том, что не забыл взять с собой привычную гавайку, и забыл о неприятном происшествии. Быстро отряхнувшись и переодевшись, бурундук осторожно взял с заднего сиденья мирно спящую мышку, и отстегнул булавку, простыня при этом не развернулась. Дейл бережно уложил драгоценный «свёрток» на ветку дерева.

Бурундук протянул пушистую, но когтистую лапку и осторожно погладил мышку по щеке. Она едва заметно шевельнулась и слегка покраснела, но не проснулась.

«Что ж, так даже лучше» — улыбнулся Дейл, и, весь внутренне дрожа, мягко поцеловал мышку в губы. Поцелуй длился очень долго, и бурундук был счастлив, но мышка всё ещё не проснулась.

Немного встревоженный тем, что вчера за ужином он всё-таки переборщил, Дейл мягко погладил огромное нежное ушко Гайки, и она, наконец приоткрыла глаза и сладко зевнула.

— Дейл? — удивилась мышка. — Что происходит? Где мы?

И тут, утонув во взгляде её очаровательных голубых глаз, бурундук «завис». Все слова, которые он собирался сказать, застряли у него в горле. Мышка тем временем огляделась, и поняла, что находится вовсе не в своей спальне, а где-то в незнакомом лесу, в полной тишине… Вдобавок, она не могла пошевелиться, потому что была завёрнута в свою же простыню.

— Дейл! Скажи хоть что-нибудь…

— Прости меня, Гаечка… — наконец подал голос Дейл. — Умоляю, прости…

— Но за что, Дейл? — удивилась Гайка. — За что мне тебя прощать? Ты же ничего не сделал…

Бурундук молчал.

— Ну, почти ничего… — добавила краснеющая изобретательница, сообразив, что на ней, кроме простыни, ничего нет.

— Вот за это…

Всё-таки преодолев себя, бурундук лёг рядом и решительно обнял и жарко поцеловал мышку в губы. К его немалому удивлению, она даже не пыталась сопротивляться…

Поцелуй был очень долгим, мышка даже немного утомилась. Обессилевший, но не теряющий надежды бурундук положил голову на плечо мышки:

— Прости меня, Гаечка…

— Дейл… Но так нельзя…

Бурундук вздрогнул всем телом и зажмурился. Он хотел скорее убежать прочь, и начал подниматься, но тут почувствовал, как что-то нежное коснулось его пушистых щёк.

— Пожалуйста, открой глаза…

Дрожащий как осиновый лист Дейл нехотя открыл глаза. И увидел, как каким-то невероятным образом изобретательница пыталась обнять бурундука с помощью своих огромных ушек.

— Дейл… Так нельзя… — повторила Гайка. — Ты закутал меня так, что я не могу пошевелиться, и делаешь со мной всё что хочешь… А я даже обнять тебя как следует не могу…

В следующую секунду оглушительный радостный визг бурундука уже было слышно во всём Далёком Лесу.

— Прошу тебя, закрой глаза и вытащи меня. Сможешь? — неуверенно спросила мышка, глядя на обалдевшего бурундука.

— ДА!!!

Дейл послушно закрыл глаза и распутал простыню. И через несколько мгновений почувствовал, как Гайка забирается под его гавайку. Хотя одежда бурундука была не слишком просторной, мышке удалось сделать задуманное. Спасатель ощутил бешеное биение её сердца…

— Дейл… Ты такой горячий, такой мягкий… — запищала жизнерадостная мышка, сомкнув лапки над его взволнованным сердцем.

— Гаечка… Красавица моя… — стонал Дейл. — Но так нечестно… Теперь я не могу тебя погладить…

— Хорошо, сейчас сможешь… Всё сможешь…

С этими словами мышка нехотя вылезла из-под бурундучьей гавайки и вложила в его лапы простынь, велев ни за что её не отпускать. Изобретательница подвела его к краю ветки:

— Держись крепче!

Через секунду бурундук уже не чувствовал земли под ногами. Он догадался, что медленно спускается вниз…

— Ну же, Дейл… Открой глаза…

Тот боязливо открыл глаза и… потерял дар речи. В слепящих лучах утреннего солнца он увидел стройную фигурку своей обожаемой мышки, покрытую шёрсткой. Причём шёрстка была настолько длинной и густой, что практически полностью скрывала все её прелести. Пока они спускались вниз, бурундук мог как следует разглядеть свою очаровательную красавицу. Особенно его радовало то, что изобретательница, вся открытая его взору, кажется, не особо стеснялась Спасателя, и лишь обильный румянец на щеках выдавал её смущение…

Едва их лапки коснулись земли, и белая простыня аккуратно сложилась, бурундук и мышка с визгом набросились друг на друга…

***

— Умница моя… — тяжело выдохнул бурундук, распластавшись на простыне и крепко прижав распластавшуюся рядом любимую мышку к себе. — А я и не догадывался, что у тебя такая богатая шёрстка… На пляже я помню тебя совсем другой…

— Дейл… Ну ты же знаешь меня… Тогда я очень хотела попробовать новый крем для загара… И потом, тем летом было очень жарко… Мне было тяжело… А такой я тебе нравлюсь меньше?

— Наоборот, Гаечка… Пожалуйста, оставайся такой подольше… Или хотя бы не убирай всю шерсть…

— Когда прилетим, дам тебе машинку, и ты сам пострижёшь меня как тебе больше нравится… А то с тобой мне уже сейчас жарко… — заулыбалась изобретательница.

— Договорились!

***

Когда дело уже было к вечеру, они собирались домой. Слабеющее солнце уже склонялось к горизонту, освещая тусклыми лучами ветку дерева и стоящее на ней «Крыло» со влюблённой парой на борту. Мышка уже завела двигатели и готовилась поднять самолёт в воздух, но бурундук остановил её:

— Пожалуйста, любимая, подожди… Закрой глаза…

Мышка покраснела, удивилась, но всё-таки исполнила просьбу своего бурундука. И вскоре ощутила на пальце своей лапки тяжесть и холод. Удивлённая Гайка уже догадалась, что это было, открыла глаза и прочла надпись: «Любимой, обожаемой малышке Гаечке от Дейла». И тут же Спасатель взял её на руки:

— Гаечка… Ты выйдешь за меня замуж?

— Да… — не задумываясь, ответила Гайка.

На несколько минут они снова «зависли» в объятиях друг друга.

— Дейл… Скажи… Мой вчерашний крепкий сон — это твоих лапок дело?

— Да, моих… — улыбнулся бурундук. — Иначе ничего бы не вышло… Ты бы проснулась…

Мышка благодарно чмокнула бурундука в щёку:

— Ты всё правильно сделал, Дейл… Со мной так и надо… Но всё же, почему «малышка»?

— Гаечка… — заулыбался бурундук, перебирая лапками нежную кожу её огромного ушка. — Со дня нашей встречи я всегда видел тебя смелой, сильной, решительной…

— Не всегда…

— И всё же… Мне так хотелось увидеть тебя слабой, беспомощной…

— Правда? — удивилась мышка.

— Да… А разве тебе никогда не хотелось побыть такой? Маленькой, беззащитной, даже немного капризной… Просто самой красивой девушкой, а не изобретательницей?

— Честно? Хотелось, но… Но я не могла себе этого позволить…

— Но почему?

— Дейл… Когда я встретила вас, мне больше всего на свете хотелось быть хоть кому-нибудь по-настоящему полезной, нужной… Кому-нибудь, кроме бродячих торговцев… И тогда я решила, что для этого нужно всегда быть сильной… Так учил меня мой отец…

— Гаечка… — со слезами взглянул на неё Дейл. — Пожалуйста… Я очень боюсь сделать тебе больно, но пожалуйста… Позволь себе хоть иногда быть слабой… Позволь мне как следует позаботиться о тебе… Пожалуйста…

— Да, Дейл… Ради тебя я готова на всё… На всё что угодно…

— Спасибо, Гаечка… А ещё, я…

Тут лапка бурундука скользнула вниз, и его острые коготки поскребли комбинезон над её животом…

— Я… я очень хочу от тебя детей… Маленьких мышек… И бурундучков…

— Они у нас обязательно будут, Дейл… Обещаю, я буду стараться изо всех сил… — растаяла изобретательница.

— Благодарю тебя, любовь моя… Но…

— Но что? — всполошилась мышка.

— Думаю, что… у нас уже всё получилось… — улыбнулся Дейл, и Гайка с визгом набросилась на своего возлюбленного.

***

— Дейл… Тогда доведи «Крыло» до Штаба сам, — игриво покапризничала изобретательница. — А я немного вздремну…

— Хорошо, моя любимая капризная красавица… — подмигнул бурундук, и повернул ключ запуска двигателей.

***

Несмотря на всё произошедшее, Дейл и Гайка не смогли ничего рассказать остальным Спасателям, очнувшимся от глубокого сна как раз после их возвращения в штаб. Их тайна раскрылась только через две недели, когда разросшийся живот Гайки уже невозможно было скрывать. Чип всё же смог принять выбор мышки, и распада команды, чего всё так боялись, не произошло. Даже наоборот...

НАВЕРХ

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс