Ювелирная работа, или Пантограф судьбы

Вторая версия первого рассказа, написанная под влиянием бурных эмоций...

Глава 1. Расследование

Спасатели возвращались домой на старом добром «Крыле Спасателей». Очередное приключение физически и морально вымотало абсолютно всех. Ещё бы, ведь в этот раз, прежде чем вывести банду Толстопуза на чистую воду, им пришлось неделю следить за его действиями, чтобы не спугнуть. Кот и его помощники тщательно маскировались, разделялись на группы и вновь собирались в условленных местах. Эти места Спасателям не всегда удавалось найти, а о полной прослушке их переговоров не могло быть и речи. И тем не менее, благодаря рассудительности Чипа, вольностям Дейла, уму Гаечки, силе Рокфора и проворности Вжика у них получилось более или менее полно собрать в головах план Толстопуза и его шайки. Оказалось, он намеревался совершить ограбление нескольких элитных ювелирных магазинов, используя новейшую разработку японских учёных – самого маленького и лёгкого в мире летающего робота. К этому времени сообразительные японцы смогли уменьшить его настолько, чтобы он мог просочиться в любой проём, ширина которого превышала 2 сантиметра. Но главным их преимуществом было то, что эти роботы могли нести груз, во много раз превышающий вес их самих. Более того, долговечные и лёгкие источники питания позволяли вести непрерывное наблюдение в течение длительного времени. И вдобавок, размещённые на них лазерные резаки позволяли разрезать стекло.

Спасатели решили пока только наблюдать за действиями Толстопуза и его команды, но пока не предпринимать никаких действий. Такое решение устроило всех, кроме Дейла, которому не терпелось поскорее закончить дело и полететь, наконец, домой, в старый добрый Штаб. Бурундучок пытался протестовать, но все его попытки были пресечены. Чип и поддержавшая его Гайка предложили крепко связать Дейла, чтобы он не смог помешать предстоящей операции. Исполнение решения бурундука и мышки предстояло осуществить Рокфору. Он крепко-накрепко связал Дейла и оставил его в «крыле Спасателей» на заднем сиденье.

К этому времени замысел Толстопуза был разгадан Спасателями. Оказалось, что он вместе со своими подельниками намеревается сегодня ночью одновременно ограбить четыре ювелирных магазина с помощью летающих роботов. Поэтому Спасатели разделились. Чип пошёл в северную часть города, Рокфор – в западную, Гайка – в восточную, а Вжик полетел на юг. Было решено: как только роботы начнут разрезать стёкла на витринах, каждый Спасатель включит сигнализацию.

— Всё поняли, идиоты? Я не прощу вам провала на этот раз!!! – рявкнул Толстопуз на подчинённых.

— Д-да, б-босс – заикаясь от волнения, ответили помощники.

— Отлично! Наконец-то мой гениальный план сработает без сбоев! – кот был в состоянии эйфории. – Наконец-то мне никто не сможет помешать! Никакие Спасатели не смогут лишить меня этого удовольствия!

Но этим радужным планам злодеев не суждено было сбыться. У Спасателей всё прошло как по маслу. Сигнализации были включены вовремя, полиция также вовремя прибыла на места преступлений, и грабежи крупнейших ювелирных магазинов столицы удалось предотвратить. Спасатели к этому моменту уже собрались в «крыле Спасателей» и поднялись высоко в воздух, чтобы лучше разглядеть происходящее. Да и наблюдать за разъярённым Толстопузом с земли было очень опасно.

Глава 2. Авария

Спасатели держались из последних сил. Ещё бы, неделя непрерывного наблюдения с коротким перерывом на сон не прошла бесследно. Все смертельно устали. Поэтому Гайка решила, что самолёт может долететь до Штаба на автопилоте, запустила соответствующий механизм и погрузилась в сон. Все остальные, кроме Дейла, также отключились. Неизвестно, как долго летели Спасатели, но их сон был бесцеремонно прерван истошным криком сзади, который исходил от связанного Дейла:

— ГАЙКА, ПРОСНИСЬ!!! МЫ СЕЙЧАС ВРЕЖЕМСЯ!!!

Изобретательница неспешно открыла глаза, остальные даже не услышали Дейла, их сон был очень крепок. Взору мышки предстал огромный реактивный самолёт, который летел прямо на них. Она, моментально просчитав траектории движения самолёта и «Крыла», пришла к ужасающему выводу: если даже она сможет увести «Крыло» от прямого столкновения, пассажирский самолёт всё равно их заденет (не своими габаритами, так мощной реактивной струёй). Но выбора у Гайки больше не было. Она приняла решение максимально резко отвернуть от летящёго самолёта, подставив «Крыло» под удар реактивной струи. Хотя изобретательница вздрагивала при одном воспоминании, что случилось с ними, когда начиналось их приключение с Черп Сингом, ей предстояло испытать это снова. «Крыло», как и ожидалось, попало в реактивную струю, но на этот раз всё оказалось гораздо хуже: самолёт вышел из строя. Двигатели отказали, а ручные механизмы управления заклинило. Полностью потерявшее управление «Крыло» медленно падало. К этому моменту все Спасатели всё-таки проснулись.

— Гайка, что случилось? Где мы? – сонным голосом пробормотал Чип.

— Да, Гаечка, что произошло, пока мы спали? Неужели… – добавил Рокфор.

— Все целы? – раздался крик перепуганного насмерть Дейла.

Прежде чем ответить, изобретательница ещё раз посмотрела вниз… Увиденное очень испугало прекрасную мышку. Как оказалось, они падали прямо на контактные провода над железнодорожным полотном. И вдобавок к этому «Крыло» на большой скорости догонял бело-сине-красный поезд.

Мышка задрожала и закрыла лицо руками.

— Ребята… — произнесла она наконец тихим голосом. — Мы падаем. Самолёт не поддаётся управлению. Все механизмы выведены из строя. Я… я не знаю, что с нами случится. Если нам не суждено более быть вместе, знайте – вы – самые дорогие для  меня друзья!

Дальнейшие слова Гайки невозможно было разобрать. Рокфор, сидевший рядом, аккуратно обнял дрожащую мышку и крепко прижал к себе.

— Гаечка, дорогая, прошу тебя, не надо так…

В этот момент «Крыло», чудом не задев провода над железнодорожным полотном, жёстко приземлилось на крышу одного из вагонов догнавшего их поезда. При падении Гайку и связанного Дейла выбросило из «Крыла». Удивительно, но после такого жёсткого приземления Рокфор отделался лишь небольшими царапинами на правой руке. Чипу немного не повезло. У него была повреждена левая рука. Но в остальном он не пострадал.

К сожалению, остальных Спасателей судьба сегодня явно не жаловала. Дальше всё произошло очень быстро. Дейл и крепко вцепившаяся в него Гайка, выброшенные из «Крыла», летели прямо на пантограф поезда.

— Боже мой, Дейл! Мы… мы приземлимся прямо на эту железяку! – Гайка была в панике, поэтому ей не мог прийти в голову никакой план действий.

— Держись! Я… люблю тебя, Гаечка… Прости меня…

От неожиданного признания Дейла Гайка вздрогнула и разжала руки.

С этими словами бурундук сгруппировался и со всей силы оттолкнул мышку от себя связанными ногами. Через мгновение они разделились. Изобретательница приземлилась на крышу вагона, не долетев буквально сантиметр до опасного пантографа. Мышка отделалась лишь ссадинами на правой руке.

— Господи! Он спас меня! – прошептала изобретательница.

Дейлу же в этой ситуации была уготована тяжёлая участь. Он не смог увернуться от столкновения с пантографом и на большой скорости врезался в него. Через мгновение вечернее небо озарила яркая вспышка, разбавленная нечеловеческим криком.

ДЕЙЛ!!! – бросились к нему Спасатели. Но, едва поравнявшись с Гайкой, они остановились. Дальше идти было некуда. Бурундук висел на пантографе, который до сих пор находился под сумасшедшим напряжением, зацепившись за него рубашкой. На крышу вагона начала медленно капать стекавшая с гавайки Дейла кровь. Шли секунды, казавшиеся вечностью. Спасатели находились в ужасном, шоковом состоянии. Их друг, тяжелораненый Дейл, находился менее чем в полуметре от них, но они были бессильны помочь ему. Они могли только наблюдать страшнейшую в их жизни сцену и ждать…

Внезапно вечернюю тишину нарушил громкий крик, раздавшийся снизу:

— ОТКЛЮЧИТЬ ВТОРОЙ ПАНТОГРАФ!

Секунду спустя:

— ОСТАНОВКА НА БЛИЖАЙШЕЙ СТАНЦИИ!

Токоприёмник медленно опустился на крышу вагона, прижавшись к ней. Только сейчас Спасатели увидели, что же на самом деле произошло с Дейлом. Им открылся весь ужас произошедшего с их другом несчастья. Бурундук был без сознания. Левая половина его гавайки была залита кровью. Левая рука, похоже, была сломана. Всё, что могли сделать Спасатели сейчас – это остановить кровотечение. Рокфору и Вжику это удалось сделать без особого труда. Но это было всё, на что были способны Спасатели в этот момент. Гайка в это время не могла делать абсолютно ничего. Она лишь тихо плакала. Даже всегда спокойный и рассудительный Чип, не выдержав такого кровавого зрелища, не сдержал слёз. Никогда прежде не глазах Спасателей никто не умирал… А Дейл именно умирал… И всем остальным оставалось только ждать. Ждать людей, которые должны подняться сюда, чтобы оценить возможные повреждения пантографа. И надеяться на чудо… Надеяться, что человек, который поднимется сюда, не испугается их, выслушает и сможет хоть чем-нибудь помочь…

Глава 3. Встреча с человеком

Примерно через две минуты поезд остановился. На крышу вагона, где находились Спасатели, поднялся зеленоглазый железнодорожник высокого роста с рацией в руках. Увидев их, он замер на месте, не в силах отвести глаз.

— Спа… спасатели?! Неужели это вы?!

От неожиданности все Спасатели также замерли на месте. Наконец, Чип ответил:

— Да, это мы. У нас серьёзная проблема. Сильно пострадал наш друг, Дейл. Ему нужна медицинская помощь! Вы поможете нам, мистер…

— Дмитрий Николаевич. Можно просто Дима. И никаких «вы», прошу вас. ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С ВАШИМ ДРУГОМ?!

— Он… Он врезался прямо в эту железяку! – сквозь слёзы выдавила из себя Гайка.

— В пантограф?! НЕТ!!! Немедленно давайте его сюда! Я постараюсь помочь ему.

Спасатели аккуратно перенесли раненого Дейла на руку железнодорожника. Тот, коротко кивнув, продолжил:

— А вы все бегите к первому вагону! Скорее!

— Зачем? Возьми нас с собой! – взмолилась мышка.

— Я возьму вас с собой, Спасатели. Бегите своим ходом к первому вагону! Вы же видите, сколько здесь народу! Вас же увидят!

— И что с того? – всхлипнув, спросил Чип.

— Нельзя, нельзя вам сейчас показываться людям. Бегите к первому вагону по крыше! В центре вагона вы увидите маленький круглый люк с дырочками. Нажмёте на него, и он откроется. Это система вентиляции… Через неё вы попадёте в больничный вагон, куда я сейчас и отправлюсь с вашим другом… Я постараюсь помочь ему. До встречи, друзья!

Закончив беседу, железнодорожник спустился с крыши вагона и побежал по платформе к первому вагону, слегка прикрыв своей правой рукой левую, на которой всё так же неподвижно лежал Дейл. Таким образом, происходящее удалось скрыть от проворных глаз любопытных зрителей, в изобилии собравшихся вокруг. Ведь снаружи это выглядело так, как будто железнодорожник закрывал сильно оцарапанную левую руку, когда поднимался на крышу.

Вбежав в кабину машиниста, Дмитрий взял рацию и спокойным, но громким голосом произнёс:

— Граждане пассажиры! У нас произошло короткое замыкание в вагоне номер 3. Однако эта неприятность не помешает нам добраться до места назначения точно по расписанию. Просьба всем разойтись по вагонам, через 10 минут поезд отправляется! Спасибо за внимание!

Дмитрий правой рукой ввёл соответствующие параметры движения поезда на контрольной панели в кабине машиниста. Закончив эту работу, железнодорожник отправился в больничный вагон.

Больничный вагон представлял собой довольно просторное помещение, занимавшее по площади примерно две трети вагона. Мини-больница была оснащена по последнему слову техники. Здесь имелось всё необходимое оборудование: как для проведения несложного лечения пациентов, так и для проведения сложнейших хирургических операций. Вдобавок на одной из стен больничного вагона висел огромнейший плазменный экран.

Спасатели в это время уже терпеливо ждали Дмитрия, взобравшись на одну из стоящих там кроватей. На неё вошедший железнодорожник и положил Дейла. Тщательно осмотрев его под лупой, он быстрым шагом подошёл к какой-то странной машине. Внешне она напоминала огромный лазер. Взяв со стола, на котором стояла эта машина, пульт, Дмитрий таким же быстрым шагом вернулся к кровати, на которой лежал Дейл. Человек медленно нажал на кнопку пульта. Из машины вырвался пучок красного цвета. Он освещал только неподвижно лежащего Дейла. Дмитрий ещё немного поколебался и нажал на пульте большую красную кнопку. Внезапно из «лазера» вырвался ещё один, фиолетовый луч. Его свечение было настолько ярким, что Спасатели непроизвольно зажмурились. Однако, когда через несколько секунд свечение исчезло, в состоянии Дейла ничего не изменилось. Он продолжал неподвижно лежать на кровати, не приходя в сознание.

В отчаянии Дмитрий медленно отошёл от кровати Дейла и тяжело опустился на стул. Спасатели, почуяв неладное, бросились к нему.

— Дима, Дима, что с моим другом? Скажи, не скрывай правды! Пожалуйста, скажи! – Чип, перед глазами которого ещё стоял окровавленный Дейл, был в истерике.

— Друзья, как ни больно мне об этом говорить, но…

При этих словах железнодорожника Гайка, не выдержав скопившегося  нервного напряжения, упала в обморок.

— … но я… я не знаю. Молекулярная машина роста и уменьшения не хочет работать. А бурундука такого размера я не смогу не то чтобы прооперировать, но даже осмотреть как следует…

— Боже… Неужели… Дейл… — Гайка, едва придя в сознание, вновь готова была расплакаться.

— Простите меня, ребята, если можете…

— Не проси прощения, Дима. Ты хотя бы попытался помочь нам… СТОП! А ты можешь связаться с человеком, который построил эту молекулярную машину? Может быть, он сможет нам помочь?

— Связаться… ТОЧНО! Спасибо, Гаечка! Как же я не догадался сразу…

Глава 4. Оперативный Вэйн

Дмитрий дрожащими руками вытащил из кармана брюк мобильный телефон и набрал номер. На том конце практически сразу же взяли трубку. Железнодорожник включил громкую связь, чтобы Спасатели могли слышать разговор.

— Добрый день. Вэйн Шалински? *

— Добрый день. Да, это я. Кто говорит?

— Это я, Дмитрий Морозов из России.

— Слушаю, Дима.

— Вэйн, тут у меня проблемы. Твоя молекулярная машина снова не работает. Мне срочно нужна помощь! Где ты сейчас находишься?

— Возвращаюсь из отпуска, проведённого в России. Замечательная страна — Россия! Только что сел в поезд. Еду в из Сочи в Москву, а уже оттуда – домой, в Штаты.

— Постой, постой. Ты сказал – ИЗ СОЧИ?

— Да, а в чём дело?

— Дело вот в чём. Сейчас мой поезд едет по направлению к Сочи. Только что отъехал от станции «Брюховецкая». Слушай меня внимательно! Как только я дам сигнал (SMS на твой телефон), ты должен сорвать стоп-кран и выбраться из своего поезда. После чего залезай в мой через кабину машиниста. Все транспортные затраты я тебе компенсирую. На самолёт ты успеешь. Всё понял?

— Да, Дима, понял. Но почему такая срочность?

— Так нужно, Вэйн. Пожалуйста, не задавай больше вопросов.

— Хорошо, Дима. До встречи.

— До встречи, Вэйн.

Железнодорожник оторвал руку с телефоном от уха и облегчённо выдохнул. Спасатели сделали то же самое.

— Боже мой! Гайка! Гаечка! Ты нашла выход! Молодец! – Дмитрий нежно погладил мышку по голове. – Если честно, сам бы я до этого не додумался бы так скоро!

— Да, Дима, наша Гайка – умница! – ответил ему Рокфор, крепко обняв просиявших Гайку и Чипа.

— Да, Гаечка, ты умница!

Смущённая изобретательница залилась густой краской.

— Дима…

— Да, Гаечка.

— Скажи, а что такое SMS?

— SMS, друзья – ответил железнодорожник, обращаясь ко всем – это короткое текстовое сообщение. Обычно используется людьми в тех случаях, когда разговор невозможен или затруднителен. К тому же, для передачи этих сообщений используется своя, отдельная сеть связи, которая имеет приоритет перед обычными переговорами… Впрочем, мы отвлеклись. Спасатели, мне необходимо вас спрятать. Я сейчас накрою вас и Дейла тонкой простынёй. Пожалуйста, ведите себя во время визита Вэйна тихо, не выдавайте себя. Хорошо?

— Хорошо, Дима – ответил Чип.

Остальные Спасатели согласно закивали.

Дальше всё прошло как по маслу. Вэйн точно по сигналу Дмитрия сорвал стоп-кран в предпоследнем вагоне и тут же перебежал в последний вагон, чтобы его не спалили. Дождавшись, пока поезд остановится, он открыл дверцу в последнем вагоне и выпрыгнул из поезда. Через несколько секунд на соседнем пути остановился бело-сине-красный поезд Дмитрия «Реактивная стрела». Дверь кабины медленно открылась, и Вэйн, кряхтя, влез в кабину машиниста поезда,  где его уже терпеливо ожидал железнодорожник. После рукопожатия Дмитрий отвёл Вэйна в помещение, где стояла сломанная машина, а сам уселся рядом.

Попотев несколько минут, гостю всё-таки удалось найти причину поломки. Всё оказалось просто. От лазера отошёл провод, по которому на него подавалось дополнительное напряжение. Повреждённый провод был успешно заменён на новый и аккуратно припаян к корпусу лазерной пушки. Закончив наладку и проведя тестовые испытания на самом себе, Вэйн повернулся к Дмитрию:

— Вот и всё, Дима!

— Так быстро?! Ну ты молодец, Вэйн! – железнодорожник дружески похлопал учёного по плечу.

— Пожалуйста, Дима. Прости меня, это же моя недоделка. Когда я собирал эту машину, я не рассчитал напряжение лазера, и контакт попросту расплавился. Но теперь всё исправлено, и эта неисправность больше не повторится. По крайней мере, я очень на это надеюсь.

— Спасибо ещё раз, Вэйн. Что ж, ты выполнил мою просьбу, а теперь я выполню своё обещание. Ступай в соседний вагон, купе №4. Сейчас мы доедем до Сочи, а через час поедем обратно. Ты успеешь на самолёт, не сомневайся.

— Но как? Как же я успею? Сейчас уже 19:13!

— Успеешь, успеешь. Когда вылетает твой самолёт из Москвы?

— Завтра в 8 часов утра по московскому времени.

— Ну вот и отлично! Мы отправляемся в 21 час из Сочи. А в 6:15 поезд будет уже в Москве.

— Но как? Как такое возможно?! Чтобы добраться до Москвы так быстро, мы должны ехать со скоростью более 400 км/ч!

— А мы так и поедем. Максимальная скорость моего поезда – 512 км/ч. И с такой скоростью можно ехать по большей части маршрута до самой Москвы!

— Вот это да! А ты, как я погляжу, времени даром не терял… Ладно, я…

— Ступай, ступай, Вэйн. Отдыхай, больше тебя никто не потревожит.

Обменявшись рукопожатиями, люди расстались. Вэйн направился в купе, а Дмитрий – к молекулярной машине.

 Глава 5. Медицина на службе грызунов

— Спасатели, — обратился Дмитрий к грызунам – быстро лезьте ко мне на плечи, если хотите наблюдать за Дейлом.

Команда даже и не думала возражать. В самом деле, как же можно было оставить Дейла одного, когда он так нуждался в их помощи?

Дмитрий вновь повторил попытку использовать молекулярную машину. На этот раз всё прошло без сбоев. Через несколько секунд взору Спасателей предстало потрясающее зрелище. Дейл за несколько секунд увеличился в размерах в несколько раз и сравнялся по росту с железнодорожником.

— Вот это техника! – мечтательно прошептала Гайка, выглядывая из-за плеча Дмитрия.

Железнодорожник промолчал. Сейчас он не мог ничего говорить. Дмитрий ещё примерно двадцать минут совершал все необходимые действия. Прежде всего, надо было провести компьютерное обследование Дейла, чтобы понять, что же с ним случилось.

Он подошёл к большому столу, стоявшему около окна больничного вагона, напротив которого висел огромный плазменный экран. Железнодорожник шепнул Спасателям:

— Закройте на секунду глаза. Сейчас экран включится, он очень яркий. Это абсолютно безопасно, но для тех, кто никогда не работал за ним, это немного неприятно. Медленно откроете глаза через несколько секунд. Всё поняли, друзья?

— Да, Дима, поняли – прошептали Спасатели.

Услышав ответ, Дмитрий нажал большую зелёную кнопку на краю стола. Экран вспыхнул ярким зелёным светом. Когда глаза Спасателей немного привыкли к этому, они смогли разглядеть на зелёном фоне какое-то непонятное окно с множеством виртуальных кнопок. На них были надписи:

«Первичный осмотр», «Ультразвуковое исследование», «Рентген», «Итоги и рекомендации по лечению»

Дмитрий с помощью незнакомого Спасателям устройства нажал первую виртуальную кнопку. Стоящий в углу вагона огромный ящик натужно загудел вентиляторами. Примерно через две минуты ожидание на экране вывелась следующая информация:

«Перелом левой руки

Тяжелейшая электротравма

Повреждение крупной вены на левой руке

Перелом трёх рёбер слева

Сотрясение головного мозга средней тяжести

Анализ закончен…100%»

Рентген показал, что левая рука серьёзно повреждена, необходима срочная операция.

Рекомендации были следующими:

«Создать комфортную обстановку для пациента, в частности, присутствие рядом близкого человека, желательно периодическое звучание любимой пациентом музыки. Присутствие близкого человека для пациента особенно важно. Сейчас никакое лечение не заменит ему близких. Но здесь главное – не переусердствовать. Пациент очень тяжело переносит боль и страдания близких ему людей.

Вероятность успешного исхода лечения: 52%»

— Боже мой… Дейл… – Гайка вздрогнула и закрыла лицо руками.

— Дейл… Друг… — Чип не смог сдержаться.

— Старина Дейл… — Рокки тоже не мог остаться равнодушным.

Вжик не сдержался, и заплакал вместе с остальными.

— Итак, ребята – слегка дрожащим голосом начал Дмитрий. Всё не так плохо. Пока Дейл жив. Состояние удовлетворительное. Ему необходима срочная операция. Эту операцию могу провести я. А сейчас я вас всех увеличу, как и Дейла. Это … Чип, а что у тебя с рукой?!

— Не знаю. Болит что-то…

— Так что же ты молчал?! Быстро иди сюда!

После минутного осмотра железнодорожник заявил:

— Ничего страшного, Чип, это обычный вывих. Сейчас мы его вправим. Только скажи, ты боишься боли?

— Я? Да что ты такое…

— Ладно, Чип, ты сам это сказал. Держись!

Увеличив разом всех Спасателей, Дмитрий резким отточенным движением вправил вывих их лидеру. От крика Чипа, казалось, содрогнулся весь поезд, но никто, кроме присутствующих в этом помещении, его не услышал. Звукоизоляция давала о себе знать.

— Мой Бог… Что же ты сделал?! – Рокфор накинулся на Дмитрия.

— Рокки… Не надо, со мной всё в порядке. Зато боль уже прошла.

В подтверждение своих слов бурундук совершил несколько взмахов левой рукой. Только после этого Рокки отпустил Дмитрия.

— И что же… что же нам делать теперь? – спросил немного воспрянувший духом Чип.

— Я попрошу вас только об одном. Только сразу пообещайте мне, что так и сделаете. Обещаете?

— Обещаем! – хором ответила команда.

— Пожалуйста, ступайте в купе №1 (оно находится в соседнем вагоне), отдохните и наберитесь сил. Они вам понадобятся в дальнейшем. А я тем временем займусь Дейлом. Со своей стороны обещаю, что сделаю всё возможное, чтобы помочь ему. Как только что-либо в состоянии Дейла изменится, я вам сообщу.

Твёрдый и уверенный голос железнодорожника дал позитивный настрой Спасателям. Они не стали возражать. По очереди крепко пожав руки железнодорожнику, увеличенные Спасатели удалились.

Войдя в купе, они на несколько секунд замерли. Купе представляло собой помещение, очень похожее на гостиную их Штаба. В купе, как и в их Штабе, на стене висел большой плазменный экран. Те же карта и часы на другой стене. Даже дверь изнутри была обита деревом. Единственное, что отличало это место от их Штаба – у противоположных стен стояло по две кровати. Около каждой из них находилось по большой красной кнопке.

Чип подошёл к дальней левой кровати и неуверенной рукой нажал кнопку. В ту же секунду комната завибрировала. С потолка медленно опустилась непрозрачная стена из плотной свето- и звуконепроницаемой ткани. В центре импровизированной комнаты была дверь, представляющая собой щель, которая застёгивалась на молнию.

Через минуту сияющий, как солнце, Чип вышел из «комнаты».

— Надо же… Вот это да… — довольным голосом промурлыкал Чип. – Такого приёма я не ожидал… Спасибо тебе, Дима! – Чип при этих словах повернулся в сторону стены, за которой работал железнодорожник.

Остальные продолжали смотреть на это чудо, не в силах оторвать глаз. Все были чрезвычайно довольны. Спустя несколько минут взгляд Рокфора упал на незамеченную вначале дверь слева. Точно такая же дверь была справа. Разделившись, Гайка и Вжик пошли к левой двери, а Чип и Рокфор – к правой. За левой дверью находилась небольшая кухня, а за правой – небольшая библиотека.

— Этого… этого не может быть… — прошептал Чип. – Де… детективы!!! Рокки, пожалуйста, ущипни меня как следует…

Только резкая боль и громкий крик, от которого вздрогнули все, даже находящиеся в соседнем помещении Гайка и Вжик, окончательно убедили растаявшего от счастья Чипа, что всё происходит на самом деле. Бурундук попросил оставить его здесь одного, хотя бы ненадолго. Команда, немного поспорив, всё-таки уступила и отправилась спать. Они даже не стали ставить «стены». И Гайка, и Рокфор, и Вжик моментально заснули. Сказалось сильнейшее физическое и моральное истощение. Чип тоже вскоре сломался и присоединился к мирно спящим друзьям…

Сон Спасателей (кроме Гайки) в основном состоял из эпизодов удачно завершённых дел. Они мило улыбались во сне. Только изобретательнице снился другой сон. Она вновь видела это. «Дейл пожертвовал собой ради меня… И с какими словами он это сделал… Боже мой… Неужели…»

Глава 6. Неожиданное признание

Когда Чип, Рокки и Вжик уже проснулись, но с кроватей не вставали, дабы шумом не разбудить мирно спящую Гаечку, в Штабе-купе Спасателей внезапно загорелся яркий красный свет и раздался громкий звуковой сигнал. Экран вспыхнул, и на нём появилось лицо смертельно уставшего железнодорожника. Было видно, что он держится из последних сил.

— Спасатели! Друзья… Вы слышите, видите меня?

— Да, слышим и видим – ответил за всех Рокфор. – Что случилось?

Дмитрий побелел как полотно, и в ту же секунду изображение на экране сменилось. Теперь там было изображено несколько разнообразных графиков и таблиц. Снова раздался голос железнодорожника:

— Посмотрите на красный текст слева внизу…

Гайка медленно прочитала вслух:

— Вероятность успешного… исхода лечения… 36% ?! Как такое может быть, Дима?! Что с Дейлом? – глаза изобретательницы наполнились слезами. Рокфор, пытаясь успокоить мышку, прижал её к себе.

— Я точно не знаю, но полагаю, что Дейл просто не хочет жить дальше, друзья – Дмитрий опустил голову.

Внезапно Гайка резко вскочила и бросилась к двери.

— Куда ты, Гаечка? – спросили в один голос все.

— К Дейлу, конечно! Пожалуйста, дайте мне побыть с ним наедине!

— Хорошо, мышка. Я отправляюсь в кабину машиниста. Если что – сразу зови меня! Договорились, Гаечка?

— Да, договорились.

Чип хотел было возразить, но Рокки остановил его, положив свою мощную руку ему на плечо.

— Пожалуйста, не спорь, Чип. Не до этого сейчас.

— Ну… хорошо… – выдохнул Чип, почувствовав, что австралиец всё крепче сжимает его плечо.

Дмитрий, как и обещал, сразу же вышел из больничного вагона и направился в кабину машиниста, чтобы хоть немного отвлечься от давящих на голову и сердце мыслей. Остальные члены команды в бессилии упали на кровати и вновь заснули. Произошедшее несчастье мгновенно высосало из них все силы, накопленные за время сна.

Изобретательница тихо вошла в больничный вагон и села на стул рядом с кроватью, на которой лежал Дейл. Она медленно обхватила его правую руку, переплетя свои и его пальцы. Мышка закрыла глаза и медленно произнесла:

— Дейл, зачем ты так… Почему ты оставляешь нас?

Короткий звуковой сигнал заставил Гайку вздрогнуть и открыть глаза. Она бросила взгляд на экран.

— НЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!!

Вероятность успешного исхода лечения снизилась до уровня 33%.

— Дейл… ты нужен нам…

Снова сигнал и снова падение шансов, на сей раз до 32%.

— Дейл… ты нужен… ты нужен МНЕ!

Вновь раздавшийся сигнал был уже не резким и неприятным, а плавным и нежным. Изобретательница медленно подняла глаза… На экране вновь значилось – 33%

— ДЕЙЛ, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ!!! Пожалуйста, не оставляй меня! Я люблю тебя, Дейл!!! – что есть силы воскликнула мышка, крепко-крепко сжала руку бурундука и поцеловала его в губы. Из глаз прекрасной изобретательницы в очередной раз хлынули слёзы, залившие шерсть Дейла на голове. Правда, на этот раз это были уже совершенно другие слёзы. Слёзы радости, что самый дорогой для неё бурундук хоть медленно, но поправляется. И Гайка не стеснялась проливать эти слёзы в присутствии Дейла. Сейчас ей было так легко и хорошо, что, казалось, она родилась заново.

И повторившийся весёлый сигнал был тому подтверждением. Изобретательница всё ещё в нерешительности медленно подняла голову и посмотрела на экран. Она надеялась увидеть там незначительный рост вероятности выздоровления Дейла, но увиденное настолько потрясло её, что она, коротко вскрикнув, упала на кровать Дейла и провалилась в сон.

На экране значилось: «Вероятность успешного исхода лечения – 72%».

Сон мышки был настолько глубоким, что она даже не услышала, как дверь медленно открылась, и в больничный вагон на цыпочках вошёл Дмитрий. Он едва держался на ногах. Железнодорожник аккуратно взял на руки мирно спящую мышку и понёс её в Штаб-купе Спасателей.

Те спокойно спали, слегка всхрапывая, и на долгий стук ногой в дверь никто не отвечал. Наконец, раздался сонный голос Чипа:

— Кто там?

— Это я, ребята. Пожалуйста, не шумите, когда я войду… – Спасатели услышали знакомый голос.

Дверь открылась. Железнодорожник из последних сил донёс изобретательницу до левого угла Штаба-купе, аккуратно положил её на кровать и укрыл тёплым одеялом. После этого он медленно и нежно погладил спящую мышку по голове. Та улыбнулась во сне и медленно отвернулась к стене, слегка зажмурившись от яркого освещения.

— Что с ней, Дима? – шёпотом спросил Рокфор.

— Она… просто уснула, не выдержав нервного напряжения. Пожалуйста, не беспокойте её. Дайте ей выспаться как следует – ответил Дмитрий, тяжело опустившись на стул.

— Конечно, конечно. А с Дейлом что? Как он? Что с ним случилось? – голос Чипа, засыпавшего вопросами Дмитрия, несмотря на внешнее спокойствие, был крайне взволнованным и настороженным.

Железнодорожник от усталости уже не мог говорить. Он лишь жестом показал Спасателям, что надо включить экран. Увиденный результат потряс их. Они пустились в пляс, совсем забыв просьбу Дмитрия не шуметь. И только раздавшийся вскоре глухой удар заставил их обернуться.

— Дима, Дима, что с тобой?! – радости Чипа, Рокфора и Вжика как не бывало.

Железнодорожник ничего не ответил.

— Дима, с тобой… — начал было Чип, но Рокфор прервал его, шепнув на ухо:

— Чип, ты что, не видишь, насколько он устал? Он просто-напросто уснул! Ну-ка помоги мне перенести его!

С огромным трудом дотащив тяжёлого железнодорожника до центра комнаты, они положили его на диван, укрыли одеялом и сами отправились спать. Часы на стене показывали уже 2:04.

Глава 7. Затянувшееся лечение

 На следующее утро Спасателей разбудил чрезвычайно насыщенный аромат, доносившийся из кухни. Как оказалось, железнодорожник, несмотря на тяжелейшую вчерашнюю нагрузку, отлично выспался, встал и даже успел приготовить завтрак.

Когда с завтраком было покончено, все вновь собрались в больничном вагоне около кровати Дейла. Наконец, прервав затянувшееся молчание, подал голос Чип:

— Дима…

— Да, Чип. Я слушаю.

— Расскажи, пожалуйста, что-нибудь о себе. Мы ведь так мало знаем тебя…

— Хорошо… Хотя… в общем-то рассказывать мне особо немного. Вполне стандартный у меня был путь. Сначала средняя школа, потом Московский государственный университет путей сообщения. Это основное образование. Но одновременно с этим я получал заочно второе высшее образование – информационно-техническое. А сейчас также заочно получаю третье – медицинское. Именно благодаря этому ему мне и удалось прооперировать столь необычного пациента, как бурундук…

— Дима, а почему ты вообще решил стать железнодорожником? – задал вопрос Рокфор.

— Это была мечта всей моей жизни, друзья. Я уже давно знал, что приду сюда, несмотря ни на что. Вскоре после окончания первого ВУЗа я решил основать свою небольшую  железнодорожную компанию. Сначала развитие шло туго, но со временем всё наладилось. Сейчас в собственности компании находится более 100 поездов, которые разъезжают по территории России и ближайшего СНГ. Я пошёл на железную дорогу, потому что мне скучно сидеть всё время в одном кабинете, как ваш Спинелли – Дмитрий улыбнулся. Остальные, глядя на него, тоже улыбнулись.

Спустя несколько секунд после того, как железнодорожник умолк, Чип молча подошёл к нему и крепко сжал его правую руку:

— Дима, скажи мне…

— Что сказать, Чип?

— Скажи, как… как мы здесь оказались. Просто, как я помню, мы же до встречи с тобой были совсем в другом месте. Даже в другом мире. Как нас занесло в ваш мир, да ещё и на другой конец земного шара, в Россию?

— Прости меня, Чип, но я действительно не знаю, что тебе ответить. В этих вопросах я абсолютно ничего не понимаю. Может быть, Гаечка со временем сможет разгадать эту загадку, и вы вернётесь в свой мир…

— Дима… – перебила его Гайка, заглянув ему в глаза. – Спасибо тебе за твою доброту! Так к нам не относился, кажется, никто. Именно поэтому я хочу сказать, что я… что мне очень не хочется куда-либо уходить отсюда. Ты… ты разрешишь нам остаться у тебя? – голос мышки дрогнул.

— Боже мой, Гаечка, ну что за вопрос! Конечно, оставайтесь! Не беспокойтесь, что вы мне помешаете. Наоборот, я буду очень счастлив, если вы все останетесь со мной! Только, для этого, Гаечка, необходимо, чтобы все, а не только ты, согласились остаться. Я не переживу, если ваша команда распадётся!

— Дима, за меня не волнуйся! Я никуда не уйду! – Чип прямо светился от счастья.

— И мы с Вжиком тоже остаёмся. После всего произошедшего мы просто не можем поступить иначе! Если бы не ты, я… я даже не знаю, что бы с нами случилось и были бы ли мы ещё живы… Мы остаёмся!

— Как… как же я счастлив слышать от вас эти слова! – сладким голосом произнёс железнодорожник, крепко обнимая подбежавших к нему Спасателей.

Беседа Спасателей с их новым другом продолжалась до самого вечера. Спасатели, как им казалось, только недавно начали разговор, а уже наступила ночь. Отвлечь компанию от дружеской беседы смог лишь короткий звуковой сигнал. На вспыхнувшем экране появилась такая информация:

«Состояние здоровья пациента за последние несколько часов абсолютно не изменилось. Нет ни малейших улучшений, но нет и ухудшений.

Рекомендации: отсутствуют…»

Едва прочитав эти строчки формального отчёта, Спасатели с испуганными лицами наперебой задали вопросы железнодорожнику:

— Что с Дейлом? Почему он не выздоравливает? Что случилось?

— Простите меня, друзья, но я не знаю, что вам ответить. Я сам совершенно ничего не понимаю. Чтобы понять, что же с ним происходит, мне понадобится, как я полагаю, не менее двух дней. За это время я постараюсь точно выяснить, что же происходит с Дейлом.

— А мы что-нибудь можем сделать?

— Только одно – периодически навещать Дейла. Без этого ему будет только хуже… Но на сегодня – достаточно. Пойдёмте спать, друзья.

— Но…

— Никаких «но», Чип – оборвал его Дмитрий. – Прошу тебя, не переусердствуй. Помнишь первую рекомендацию компьютера?

— Ну… помню.

— Вот и давайте все её выполнять. Я повторяю – не изматывайте себя, этим вы Дейлу не поможете, а себе – только навредите.

— Ну, хорошо. Пошли!

— Идёмте, друзья.

В течение следующих двух дней периодические беседы Спасателей и Дмитрия продолжались. К полудню третьего дня железнодорожнику удалось создать мощный программный комплекс, который, как он надеялся, поможет выявить причину начавшегося «застоя». Запустив программу, довольный Дмитрий отправился в Штаб-купе Спасателей, чтобы немного вздремнуть.

Глава 8. Вторая авария

По мрачному, покрытому свинцовыми тучами небу медленно летел маленький радиоуправляемый самолёт. К несчастью, на этом участке пути железнодорожные объекты не были защищены от детских игрушек, из-за чего нередко происходили мелкие аварии. Наиболее частыми из них были как раз столкновения радиоуправляемых машин с контактной подвеской или пантографами поезда.

Мальчик, управлявший этим самолётом, находился неподалёку. Увидев приближающийся поезд, он попытался избежать столкновения. Но делать это нужно было осторожно, потому что ни времени, ни пространства для манёвров не было. Самолёт летел между крышей поезда и контактной подвеской. Пришлось уворачиваться от стремительно надвигающегося на него первого пантографа. Получилось с трудом. Токоприёмник прошёл буквально в сантиметре от крыла самолёта, лишь чудом не причинив ему серьёзных повреждений.

Но на этом неприятности не закончились. На него стремительно надвигался второй пантограф. И в этот раз столкновения избежать не удалось. Через мгновение самолёт врезался во второй токоприёмник поезда, который разнёс транспорт в щепки, испугав мальчика яркой вспышкой…

Дмитрий мирно дремал на диване у Спасателей. Самой же команде не спалось. Слишком велико было их волнение за Дейла, который до сих пор не пришёл в сознание, хотя и имелись большие шансы на успешное выздоровление бурундука. Смотреть телевизор им тоже не хотелось, да и будить при этом измученного железнодорожника – тоже. Поэтому команда решила ограничиться чтением книг в библиотеке. Чип взял один из сборников детективов с надписью «Комиссар Мегрэ», Рокфор и Вжик – кулинарную книгу, а Гайка – первый том цикла «Клонирование человека». Чтение давалось команде легко и весело. Чипа чрезвычайно заинтересовали расследования комиссара Мегрэ. «Не хуже Шерлока Джонса работает» — подумал сыщик. Рокфора и Вжика выбранная ими книга также заинтересовала, и они решили приготовить что-нибудь по рецепту из неё к ужину. Они даже не предполагали, насколько окажутся правы. Гайка же и вовсе светилась от счастья. «Боже мой, неужели наука людей уже дошла до такого? Как же я отстала от жизни…» — подумала изобретательница.

Внезапно раздавшийся громкий сигнал тревоги моментально вывел всех из состояния спокойствия и равновесия. Спотыкаясь и падая, они бросились к Дмитрию. Как только они увидели надпись на экране монитора, они как будто почувствовали, что внутри них что-то оборвалось. На экране значилось: «Короткое замыкание второго пантографа».

Дмитрий выхватил рацию из нагрудного кармана:

— ОТКЛЮЧИТЬ ВТОРОЙ ПАНТОГРАФ!

Через секунду последовала вторая команда:

— ЭКСТРЕННОЕ ТОРМОЖЕНИЕ!

Сумасшедшая минута экстренного торможения, во время которой Рокфор, не удержавшись, улетел в библиотеку и разнёс там пару полок, вскоре закончилась. За окном к тому времени уже хлестал проливной дождь и гремел гром. Железнодорожник выбежал из поезда и полез на крышу злополучного третьего моторного вагона. Аккуратно собрав обломки самолёта, Дмитрий вернулся в кабину.

— Гайка, Чип, Вжик – вы слышите меня? – донесся голос из динамиков в Штабе-купе Спасателей.

— Слышим – ответил Рокфор. – Что случилось?

— Всё в порядке, друзья – улыбнулся железнодорожник. Обычная мелкая поломка. Поедем через минуту…

Глава 9. Новый звонок

 Через несколько минут спасатели уже мирно сидели за столом и пили чай… Казалось, они понемногу успокаивались, отходили от страшных воспоминаний и мыслей… Раздавшийся громкий голос оповестил:

— Анализ закончен. Просьба программисту пройти в больничный вагон.

Обрадованные Спасатели и железнодорожник побежали в вышеуказанный вагон. Дмитрий, сев за компьютер, вывел на экран результаты анализа:

«Пациент не сможет выжить (и даже прийти в себя) при нынешнем характере травм. У него просто не хватит сил. Его организм серьёзно ослаблен. Возможное решение проблемы – ампутация повреждённой конечности…»

— НЕТ! – Гайка была готова вновь расплакаться.

— Успокойся, Гаечка. Мы найдём решение, слышишь, НАЙДЁМ!

В подтверждение своих слов железнодорожник обнял мышку и крепко прижал её к себе. Остальные члены команды также не пожелали оставаться в стороне и по очереди обняли залившуюся румянцем от такого внимания Гайку.

— Спасибо… друзья! – поблагодарила команду изобретательница, едва вырвавшись из их объятий. – И всё-таки, что мы можем сделать? Что? – она вопросительно посмотрела на железнодорожника.

Дмитрий уже было открыл рот, чтобы ответить что-нибудь, но тут неожиданно раздался телефонный звонок. Железнодорожник взял трубку и опять включил громкую связь, чтобы Спасатели могли слышать разговор.

— Алло! Добрый вечер. Это Дмитрий Морозов?

— Да, это я. Вэйн Шалински?

— Нет, это я, Ник.**

— Ник? Ник Шалински? Слушаю тебя. Неужели твой папа снова изобрёл что-то интересное и полезное для общества?

— А… а как ты догадался? – немного выйдя из состояния лёгкого замешательства, спросил собеседник.

— Чисто случайно, Ник. Что на этот раз придумал твой гениальный отец?

— Папа изобрёл новую машину на основе той, которая уже есть у тебя. Новая машина позволяет производить пересадку любых органов и тканей, используя технологии, на основе которых работает первая машина…

— Боже мой! Ник, ты… ты даже не представляешь, что ты для меня сделал, совершив этот звонок! Машина уже готова?

— Да, готова, ищет покупателя. Сейчас папа…

— Ник, пожалуйста, передай папе, чтобы немедленно отправил посылку с этой машиной ко мне в Россию! Вопрос чрезвычайной важности и срочности! За срочность отблагодарю отдельно. Передашь?

— Конечно, передам! Уже бегу! Жди, Дима!

— Спасибо, Ник! Жду! До свидания.

— До свидания, Дима.

— Вот видите, друзья, как в жизни бывает? – спросил команду железнодорожник, убрав телефон в карман.

— Да… теперь видим… – Чип всё ещё не мог прийти в себя от такой новости.

— Дима, ты волшебник! – Спасатели бросились обнимать железнодорожника.

— Нет, ребята, если среди нас есть волшебник, то это, несомненно, Гаечка! Именно она поддерживала и поддерживает до сих пор Дейла. Её неистощимая энергия и любовь творят чудеса! Если бы не она, Дейла уже давно не было бы с вами. Гаечка помогала, помогает, и, я уверен, будет помогать ему и дальше! Вот кто настоящий волшебник!

Дальнейшие десять минут изобретательница провела в объятиях друзей.

— Я надеюсь, вы понимаете, что это значит? Теперь кто-нибудь из вас сможет обменяться здоровой рукой с Дейлом, и тогда его организм справится, он придёт в себя и полностью выздоровеет. И сможет вернуться в строй Спасателей!

Словно в подтверждение этого раздался короткий звуковой сигнал. Экран вспыхнул, и на нём появилась обновлённая информация:

«Вероятность успешного исхода лечения – 73%».

— А всё-таки, — подал голос Чип, — кто будет обмениваться с ним рукой?

— Право ответить на этот вопрос я предоставляю вам. Как вы слышали, посылка с машиной прибудет к нашему поезду завтра днём. У вас есть время, и немало. Подумайте и примите решение. А сейчас – всем спать! Не знаю, как вы, а я очень устал за сегодня. Пойдёмте!

Глава 10. Опасный эксперимент

 Американские грузоперевозчики, как и предполагали Вэйн и Ник Шалински, сумели доставить столь ценную посылку для Дмитрия в срок. Точность американцев поражала. Посылку принесли и вручили Дмитрию за минуту до отправления поезда в Сочи, когда железнодорожник уже не надеялся успеть. К счастью, волновался он напрасно. Они успели.

Пока Спасатели по очереди заходили к Дейлу и проводили время в его компании, железнодорожник, наконец, собрал вторую машину. Как назло, в этот момент в вагоне не было никого из Спасателей.

«Ну что ж» — подумал железнодорожник – «не получается сразу, попробуем видеосвязь. Интересно, что у них там сейчас происходит».

— Итак, Спасатели, что вы решили? – мягкий голос Дмитрия раздался из динамиков в Штабе-купе.

— Уже всё готово? – Спасатели моментально просияли.

— Да, готово. Итак, ваше решение?

— Мы не смогли прийти к единому мнению. Единственное, что мы поняли, что это должен быть либо я, либо Гайка.

— Почему вы так решили?

— Наверное, потому, что мы больше всех совпадаем с Дейлом по габаритам.

— Правильно, друзья. Хорошо, тогда зайдите в вагон вдвоём.

— А мы? – Рокфор и Вжик были явно недовольны.

— А вы, друзья мои, сможете наблюдать за всем происходящим через видеосвязь. Сейчас я поверну камеру, и вы сможете всё видеть и слышать. Согласны?

— Согласны. Но всё равно что-то не то. А почему же тогда в вагон пошли ДВОЕ?

— Один (или одна) из них сейчас вернётся сюда.

— Ну, тогда всё – облегчённо выдохнул Рокфор.

Когда Чип и Гайка вошли в больничный вагон, у них вновь начался спор. Чип доказывал, что именно он должен идти на эту «операцию», потому что он и Чип – бурундуки, а значит, он лучше подойдёт как донор. Гайка же на это отвечала, что, раз ей один раз уже удалось спасти Дейла, у неё всё получится и сейчас, поэтому идти на операцию должна именно она. Устав от спора, они обратились к железнодорожнику:

— Дима, твоё слово – решающее! Кто? – одновременно спросили мышка и бурундук.

— Чип, я беру сторону Гаечки. Ей ведь в самом деле удалось спасти Дейла, когда, казалось, его смерть ничто не остановит! Я очень ценю твоё рвение помочь другу, но сейчас становится понятно, что будет лучше, если всё-таки на «операцию» пойдёт Гайка. Согласен, Чип?

— Ладно, согласен. Но я могу хоть…

— Ступай, Чип, – прочитав его мысли и широко улыбнувшись, ответил железнодорожник. – Ты сможешь увидеть всё, что здесь произойдёт, на экране монитора в Штабе-купе. Как только всё закончится, я вас позову…

— Хорошо, Дима, я пошёл.

Когда Чип ушёл, состояние Гайки изменилось, причём в худшую сторону. Изобретательницу начало трясти так, как будто её вели на верную смерть. Сначала Дмитрий ничего не заметил, но затем, когда Гайка уже лежала на кровати рядом с Дейлом, а железнодорожник собирался запустить машину, увидел испуганное лицо мышки, отложил пульт в сторону и подошёл к ней.

— Гайка, ну почему опять ты волнуешься? Зачем ты делаешь больно Дейлу?

— Мне… мне очень страшно, Дима. Кажется, я никогда так не боялась, даже перед запуском своих новых изобретений. Ведь… ведь сейчас я понимаю, что мы оказались в другом мире, мире людей, где всё – реально, а не как у нас…

— Не волнуйся, Гаечка, прошу тебя. Не надо… — железнодорожник достал из кармана белый платок и аккуратно смахнул с лица мышки слегка проступившие слёзы. – Веришь мне, что всё пройдёт так, как задумано?

— Кажется, теперь верю. А это… это не больно?

— Успокойся, мышка. Помнишь свои ощущения, когда машина увеличила тебя в размерах?

— Помню… Кажется, слабый электрический разряд…

— Да, Гаечка. И в этот раз будет то же самое, только немного дольше. Итак, готова?

— Готова…

— Хорошо, начинаем…

Железнодорожник вновь подошёл к машине, навёл её на неподвижно лежащих Гайку и Дейла, и дёрнул вниз большой красный рубильник. Помещение вагона залилось ярким фиолетовым светом. Продолжалось всё примерно 30 секунд. После того, как свечение исчезло, Дмитрий выключил рубильник и медленно подошёл к кроватям:

— Гаечка, как ты себя чувствуешь?

— Спасибо, неплохо. А… что? Уже всё закончилось? Обмен руками уже произошёл?

— Да, Гаечка. Всё прошло успешно. Давай, вставай. Попробуй пошевелить левой рукой.

Изобретательница ещё долго не могла свести взгляд со своей «новой» левой руки. Теперь это была рука Дейла, покрытая коричневой шёрсткой. Несмотря на серьёзный перелом, Гайка ощущала эту «новую» руку. Она буквально почувствовала, что бывшая сломанная рука Дейла заживает.

— Боже мой… Как же я боялась…

— Главное, Гаечка, то, что всё уже позади. Всё прошло успешно…

— Это да… А что… что с Дейлом? Он поправляется?

— Пойдём, Гаечка, посмотрим.

Дмитрий, завершив сеанс видеосвязи, переключил компьютер на отображение информации о здоровье Дейла.

— Господи! Он выздоровел! Как я счастлива! – Гайка от радости запрыгала по вагону. Вероятность успешного исхода лечения к этому моменту составляла 99%.

— И всё же… — продолжила, напрыгавшись вдоволь, изобретательница – почему он до сих пор не пришёл в себя?

— Пока мы прошли только первый этап лечения, Гаечка. Сейчас мы сделали всё, что от нас зависит. Нам осталось только ждать. Ждать, когда Дейл придёт в себя.

— И долго… ждать? – голос мышки вновь дрогнул.

— Этого я ну никак не могу сказать точно, мышка. Может понадобиться и день, и неделя, а может быть, и больше, точнее сказать не могу. Кроме того, сейчас, благодаря попавшей в организм Дейла твоей крови, процесс выздоровления значительно ускорится. И Дейл, практически сразу после прихода в сознание сможет покинуть больничный вагон и влиться в строй…

— О, мой Бог! Я не могу дождаться, когда же это случится…

— Скоро, Гаечка, очень скоро. Скажи, ты можешь работать левой рукой? Ты чувствуешь её как свою?

Изобретательница осторожно попробовала пошевелить пальцами на новой руке. Сначала у неё это не получилось, но через несколько минут ненавязчивых усилий удача улыбнулась мышке. Рука начала слушаться её. Гайка от счастья просияла ещё больше и обняла железнодорожника.

— Ну что, пойдём, отдохнём? Не знаю, как ты, а я очень устал за этот день. Я – сразу спать! – прервал размышления Гайки Дмитрий.

— Пошли, Дима. Я думаю, все остальные тоже устали. Всем пора спать… За окном уже далеко за полночь…

Глава 11. Выздоровление Дейла

 Прошло семь дней. Спасатели и железнодорожник продолжали хотя бы несколько часов в день проводить вместе с Дейлом. После «операции» появилась чёткая положительная динамика на выздоровление. Результаты анализов были самыми благоприятными.

Вечером девятого дня после «операции» Спасатели и Дмитрий вновь собрались около кровати Дейла. Мышка, как обычно, сидела ближе всех к нему и сжимала уже практически зажившей левой рукой «новую» руку бурундука. Гайка, закрыв глаза, вновь наслаждалась этими мгновениями близости…

Неожиданно мышка почувствовала на себе взгляд. Она медленно открыла глаза… и упала в обморок. Улыбающийся Дейл смотрел на неё широко открытыми глазами…

Пока мышку приводили в сознание с помощью нашатырного спирта, Дейл уже встал с кровати и обнимался с друзьями…

— Ладно, друзья, хватит… Вы так меня… задушите…

Наконец, настал черёд Гайки. Она медленно подошла к нему, не сводя глаз со столь дорогого для неё бурундука…

— Гаечка…

— Дейл…

— Мне было так… так плохо без тебя, Гаечка…

— Мне тоже, Дейл. Как мне хорошо с тобой… — мышка и бурундук аккуратно взяли друг друга за руки, переплетя пальцы.

— И мне, Гаечка. Мне тоже очень хорошо быть рядом с тобой…

При этих словах Дейла Чип незаметно вышел из больничного вагона и направился в соседний. Никто, кроме Дмитрия, этого не заметил.

— Гаечка, Дейл, не будем вам мешать. Мы идём в Штаб-купе. Мы понимаем, как много вам ещё нужно сказать друг другу. Здесь, это я обещаю, вам никто не помешает. Все системы наблюдения деактивированы. Пойдёмте, друзья – шёпотом произнёс железнодорожник, но мышка и бурундук всё же услышали его и коротко кивнули.

 ***

 - Я так… так сильно люблю тебя, Гаечка – бурундук крепко обнял и расцеловал смущённую и оттого залившуюся румянцем мышку.

— Я тоже тебя люблю, Дейл… Так сильно, как не любила в жизни никого… Господи… Мне пришлось потерять тебя, чтобы это понять… Прости меня, пожалуйста, Дейл. Прости, что заставила тебя так долго ждать… Я ведь полюбила тебя ещё тогда, когда ты поймал меня на коврах Нимнула… Прости…

— Гаечка, я тебя уже давно простил. Ещё в тот момент…

— В тот момент? – не поняла мышка.

— В тот момент, когда ты пришла ко мне после операции… Я ведь, хоть и был без сознания, мог каким-то шестым чувством понять это, и простить тебя, Гаечка. Пожалуйста, не переживай больше, не надо. Можно попросить тебя об одной вещи, дорогая?

— Конечно, любимый, что угодно.

— Пожалуйста, давай больше не будем винить друг друга в том, что давно прошло… Мне очень больно об этом думать…

— Я согласна, Дейл, дорогой… — ответила мышка, сливаясь с бурундуком в самом главном в их жизни поцелуе.

— Гаечка, любимая моя, не согласишься ли ты сделать меня самым счастливым бурундуком на свете, став… став моей женой? – сейчас голос Дейла звучал не столь уверенно.

— Дейл… Я… я так долго ждала этого момента. Кажется, всю жизнь… Разумеется, я согласна, дорогой мой Дейл. Я выйду за тебя замуж! Без тебя я не представляю своей жизни! – ответила мышка, завершив последнюю фразу очередным длительным поцелуем.

И всё повторялось снова и снова ещё очень долго…

Глава 12. Разговор с Чипом

Стоило только Дмитрию, Рокфору и Вжику переступить порог вагона, в котором находился Штаб-купе, как они увидели печальную картину. В дальнем углу коридора вагона, забившись в угол и согнувшись в три погибели, сидел Чип. Было видно, что он очень сильно расстроен. Его верная шляпа, которую он никогда не снимал, валялась рядом. Чип, закрыв лицо руками, беззвучно плакал, а его тело била крупная дрожь.

— ЧИП! – бросились к нему Спасатели, но Дмитрий успел перегородить им дорогу.

Друзья, послушайте меня…

— Как мы можем сейчас спорить, когда Чип в таком состоянии? – Рокфор был явно недоволен и раздражён тем, что его прервали.

— Ребята, сейчас он вас не будет слушать. А если и будет, то не поймёт вас. Ему будет казаться, что вы просто пытаетесь успокоить его. А ему сейчас необходимо нечто большее. Ему нужно разобраться в себе, в своих чувствах…

— От… откуда ты это знаешь? – слова железнодорожника подействовали на Рокфора и остальных Спасателей ничуть не хуже серьёзной драки.

— Я просто догадался – ответил Дмитрий. – Пожалуйста, ступайте все в Штаб-купе №1, а мы с Чипом поговорим, я очень постараюсь ему помочь…

Вжик, не дожидаясь ответа австралийца, направился в Штаб-купе.

— Ну ладно… — ответил, наконец, Рокфор. – Парень, ты прав. Иногда действительно нужна помощь менее близкого человека, чем…

— Я рад, что ты понял это, Рокки. Ступай, Вжик ждёт тебя… – железнодорожник улыбнулся.

Дмитрий медленно подошёл к лидеру Спасателей.

— Чип… — тихо и осторожно позвал его железнодорожник. Бурундук ничего не ответил, только плотнее прижался к стене. Дмитрию не оставалось ничего другого, кроме как наклониться над Чипом, медленно взять его руки (с трудом отведя их от лица) в свои и заглянуть ему прямо в глаза. Один лишь взгляд на бурундука поверг железнодорожника в шок. Серьёзного, сильного, неунывающего, готового всегда прийти на помощь Чипа больше не было. Вместо него взору железнодорожника предстал грустный, поникший, морально раздавленный бурундук с раскрасневшимися от слёз глазами, в которых невозможно было разглядеть той искорки жизни, которая была буквально за пять минут до этого. Дмитрий, немного придя в себя после шока, продолжил:

— Чип… Я понимаю, как тебе сейчас тяжело. Вот только поверь мне, слезами и рыданиями делу ты не поможешь. Пожалуйста, пойдём со мной…

Бурундук, отрицательно помотав головой, ещё сильнее вжался в угол. Он по-прежнему молчал. Из его глаз по-прежнему лился неиссякаемый поток слёз. И тогда Дмитрий решился на крайний шаг. Он аккуратно поднял Чипа с пола и, перекинув его обмякшее тело через плечо, отнёс в купе №3.

«Боже мой, сколько же добра и сочувствия в этом человеке» — подумал Чип, пока его несли. «Кажется, ко мне так не относился никто и никогда…»

Купе №3 представляло собой небольшую комнату переговоров. В центре «комнаты» стоял круглый стеклянный стол, вокруг которого стояло несколько кожаных кресел с высокими спинками. Усадив Чипа в одно из них, железнодорожник сказал бурундуку, чтобы тот сидел здесь, никуда не уходил. Чипу, казалось, было всё равно, что с ним происходит. Сам же Дмитрий вернулся меньше чем через минуту, держа в руках чайник и две кружки. Медленно разлив ароматный чай по кружкам, он пододвинул одну из кружек Чипу. «Какой ароматный, приятный, замечательный чай… Это же… смородина с малиной и мятой! Такой чай я, кажется, пил лишь в своём далёком детстве… Господи… Как он об этом узнал?» — подумал бурундук.

Отхлебнув горячего, насыщенного чая, Чип зажмурился от удовольствия:

— Спасибо тебе, Дима.

— На здоровье, Чип. Пей, а потом мы постараемся решить твою проблему. Только скажи, Чип, ты хочешь, чтобы я помог тебе разобраться в ситуации? Пойми, без твоего согласия я не имею морального права тебе помогать… – спокойным, добрым голосом начал разговор железнодорожник.

— Да, очень хочу, раз… раз ты так говоришь… — Чип к этому моменту уже значительно успокоился и пришёл в себя, и в его потускневших глазах вновь блеснули огни. А, закончив чаепитие, он и вовсе почувствовал себя готовым свернуть горы.

— Хорошо, Чип. Пожалуйста, послушай меня внимательно. Я не хуже тебя самого понимаю произошедшую с тобой ситуацию. Я вижу и чувствую, как тебе тяжело и больно, что всё так получилось. И всё же подумай, бурундучок — сыщик, разве ты искренне не хотел, чтобы ваше соревнование за внимание Гайки в конце концов завершилось?

— Честно говоря, хотел, но…

— … хотел бы, чтобы на месте Дейла оказался ты? – улыбнулся Дмитрий.

Чип вздрогнул и опустил голову.

— Что ж, Чип, я понимаю тебя. Давай попробуем разобраться в ситуации. Скажи мне, когда ты, по твоему мнению, понял, что влюбился в Гайку?

— Сразу… сразу же, как только её увидел…

— Может быть, это и так, Чип, но потом, я полагаю, ты не особо старался развивать свои чувства?

— Я?! Да как ты смеешь?! – в глазах бурундука блеснули огоньки гнева.

— Вот так, Чип. Смею, и за свои слова отвечу! Скажи мне, дорогой мой друг, почему же ты тогда за все эти годы НИ РАЗУ не сказал ничего Гайке?

Бурундук моментально сник и вновь опустил голову.

— Потому что Дейл…

— Это лишь отговорка, сыщик. Странно, что ты этого не понял раньше… Если бы ты ИСКРЕННЕ, по-настоящему любил Гаечку, ты бы у же давно признался ей в своих чувствах…

— Но… но я… я боялся. Я вообще мало чего боюсь, но здесь…

— Что ж, Чип, вот эта ситуация тебе и будет наказанием за твою нерешительность… К сожалению, ты слишком долго ждал… И опоздал. Пусть эта ситуация послужит тебе хорошим уроком на будущее…

— Что-то я сомневаюсь в том, что оно у меня будет… — покачал головой Чип.

— Будет, всё будет, Чип. Не смей сомневаться в этом!

При этих словах железнодорожник положил свою правую руку поверх правой руки Чипа, а левой аккуратно поднял его голову, и пристально посмотрел бурундуку в глаза.

— Это… это правда?

— Это правда, дорогой мой друг.

Бурундук взял руки железнодорожника в свои, переплетя пальцы, и, продолжая смотреть Дмитрию прямо в глаза, спросил его:

— Дима, пожалуйста, расскажи мне, в чём были мои ошибки? Что я ещё делал не так?

— Ты уверен в том, что хочешь это узнать? Точно?

— Да, уверен.

— Как пожелаешь, друг. Всё, что я скажу – лишь моё мнение, не более того. Итак, слушай и смотри!

— К-куда? – Чип аж подпрыгнул на месте.

— На стол, Чип, на стол.

Чип удивился, но всё-таки кивнул. Стол-экран в ту же минуту загорелся приятным зелёным свечением, и на нём появились такие фразы:

«Агрессивность, имевшая место по отношению к Дейлу и Гайке»

«Отсутствие похвал для Гаечки за успешно работающие изобретения»

«Отсутствие собственных изобретений»

«Недостаточная смелость при принятии решений»

«Абсолютное неумение развлекаться и шутить»

Прочитав эти сухие строчки формального отчёта Дмитрия, Чип медленно откинулся на спинку кресла, закрыл глаза и погрузился в размышления.

«Боже мой… Как же… как же я был слеп! Ведь я же знал всё это, только… только не видел всего этого так ясно, как сейчас. Всё же… всё же сходится! Действительно, я был агрессивен по отношению к Гайке и Дейлу, причём часто – понапрасну… Господи… Прости меня, Дейл, если сможешь… Ты ведь такой… такой добрый, я тебе в подмётки не гожусь! И изобретения Гаечки я же тоже не поддерживал… Даже не похвалил почти ни разу… чаще лишь ругал, когда они ломались… И опять Дейл тут сильнее меня… Например, определитель погоды… Дейл похвалил это изобретение, а я не посчитал нужным это сделать… Дальше… Он смастерил костюм шпиона — суперагента! Хоть я тогда и смеялся над ним и сильно обидел его, без него мы бы никогда не распутали дело про танк, работающий от мыслей… А я… я за всё это время так ничего и не изобрёл… Опять проиграл… И у меня… так и не хватило смелости сказать Гаечке о своих чувствах… И шутить я… СТОП!»

Чип открыл глаза. Казалось, что он вот-вот расплачется.

— Дима…

— Да, Чип.

— Объясни, пожалуйста, зачем мне нужно научиться развлекаться и шутить? Почему ты считаешь это моим недостатком?

— В первую очередь, Чип, это нужно ЛИЧНО ТЕБЕ. Если ты не научишься этому (и при этом Дейла может вовсе не быть рядом) – тебе будет очень тяжело и скучно. И ещё. Тебе будет очень тяжело остаться самим собой. Помнишь случай, когда ты решил подшутить над Дейлом, да ещё и остальных попросил помочь? Зря ты тогда так подшутил над добрым бурундуком.

— Увы, помню. До сих пор не могу себе простить, что из-за меня Дейл чуть не погиб. Даже не могу представить, что бы тогда со мной случилось…

— Это хорошо, что ты помнишь это, Чип. И это уже твой первый шаг на длинном пути к самосовершенствованию. Веришь?

— Да, верю как себе.

— Ну, вот и отлично! Главное – не теряй своих положительных качеств, и не забывай работать над отрицательными!

— И ещё одно… Где же всё-таки то самое последнее, решающее звено, которое помогло соединиться Дейлу и Гайке?

— Не ожидал такого вопроса от тебя, Чип. Ну ладно, смотри.

Железнодорожник нажал маленькую виртуальную красную кнопку на столе. И Чип увидел короткий видеофрагмент из их приключений, когда при полёте на коврах Нимнула Дейл поймал падающую Гайку. Увидел, как она обняла его и крепко к нему прижалась.

— Дима, я должен тебе ещё кое-что рассказать…

— Я слушаю, Чип.

— Понимаешь… Я… даже не знаю, с чего мне начать… Видишь ли, только сейчас я понял, как сильно и как давно я любил одну девушку, и люблю до сих пор. Это Кла…

— Кларисса? – закончил за него железнодорожник. Чип при произнесении имени столь много значащей для него бурундучихи на насколько минут потерял дар речи. Последний вернулся лишь после того, как Дмитрий встал, взял бурундука за шиворот и как следует встряхнул.

— Дима, откуда… откуда ты знаешь её?

— Оттуда же, откуда и тебя, Чип. Из сериала про ваши расследования и приключения…

Внезапно Чип вновь вздрогнул и низко опустил голову. Дмитрий попытался его успокоить:

— Ну-ну, Чип, не расстраивайся, прошу тебя. Что случилось, друг?

— Кларисса… Я… я ведь тогда, в клубе, так и не сказал ей, что люблю её. Я ведь понял это ещё тогда, когда мы с Дейлом пришли к ней в гости…

— На сей раз ты абсолютно прав, Чип. Именно так. И всё же, Чип, почему ты сейчас грустишь?

— Потому что… потому что я не знаю, где сейчас Кларисса, и смогу ли я когда-нибудь найти её и сказать ей о своих чувствах…

— Чип, пожалуйста, посмотри мне в глаза…

Бурундук, не смея ослушаться, медленно поднял голову. И широко улыбнулся, потому что увидел в больших зелёных глазах Дмитрия то, что никогда не ждал. Чип каким-то образом понял, что Дмитрий что-то знает о Клариссе. И его широкая улыбка оказалась тому подтверждением.

— Да, Чип, я знаю кое-что о Клариссе. Слушай, я расскажу тебе…

Глава 13. Рассказ Дмитрия

На улице шёл дождь. По узкой невзрачной дорожке медленно шла бурундучиха. Это была Кларисса. Она возвращалась домой с очередного концерта. Снаружи всё было как обычно, но на душе у бурундучихи было что-то не так. Была какая-то боль, причину которой Кларисса не могла никак объяснить. Списав всё это на хроническую усталость и даже как следует посмеявшись над собой, Кларисса пришла домой легла спать.

Прошёл уже месяц с тех пор, как она познакомилась с Чипом и Дейлом. Но за этот месяц жизнь бурундучихи изменилась кардинально. За этот срок она прошла путь от рядовой певицы клуба «Жёлудь» до звезды городского масштаба. Она стала выступать в клубе намного чаще, чем раньше, до её встречи с бурундуками, каждый раз устраивая многочисленные аншлаги. Бдительного директора клуба, пожилого мужчину-белку, сильно насторожила странное поведение певицы, внезапно проявившееся за последнее время. Несмотря на головокружительный успех, сама Кларисса не особо была ему рада. Всё чаще его встречало грустное, поникшее, безжизненное лицо молодой бурундучихи. Однажды, не выдержав, директор пригласил Клариссу к себе в кабинет:

— Кларисса, расскажи мне, пожалуйста, что с тобой происходит?

— А что случилось, шеф? Что не так? Я что, стала хуже петь?

— Нет, твоё пение на высоте. Но я же вижу, что тебя что-то тревожит, что-то беспокоит. Пожалуйста, расскажи, что с тобой, Кларисса?

— Хорошо, босс. Кажется… я… влюбилась… в Чипа.

— Так это… это же прекрасно! Здесь не грустить, здесь радоваться надо! А кто такой Чип?

— Это… один из посетителей нашего ресторана. Он был здесь месяц назад. Увы, не могу я радоваться, Бакс. Я… я боюсь…

— Чего же ты боишься, малышка?

— Я боюсь… Боюсь признаться ему в этом…

— Ну что же ты, Кларисса! Это проблему можно легко решить!

— Но как это сделать? – Кларисса медленно подняла голову и посмотрела Баксу в глаза.

— Очень просто! Мы пригласим его в наш клуб снова. Ты соберёшься с силами, и скажешь ему всё. Доставку приглашения я беру на себя! Только дай мне его адрес. Согласна?

— Господи, конечно! Спасибо тебе, Бакс!

— Пока не за что, милая. Зайди послезавтра ко мне, поговорим. А сейчас – взбодрись и ступай! Зрители ждут тебя!

— Уже бегу! – с лица Клариссы вмиг сошла грусть и печаль, и она словно на крыльях вылетела из кабинета шефа.

Аншлаг этого выступления Клариссы затмил все предыдущие. Певица выступила просто великолепно. Ещё бы, ведь теперь у неё была надежда!

Через два дня молодая бурундучиха, как и обещала, пришла в кабинет Бакса. Едва увидев грустное лицо мужчины-белки, она почувствовала, что внутри неё всё оборвалось. Залившись горькими слезами, она подошла к боссу и тихо спросила его:

— Что? Что ты узнал? Не молчи, расскажи! – у Клариссы уже началась истерика.

— Увы, Кларисса, у меня плохие новости. Бурундуки по тому адресу, что ты мне дала, больше не живут, и никто не знает, где их теперь…

Неожиданный глухой удар заставил босса переключить своё внимание на певицу. То, что он увидел, шокировало его. Кларисса лежала на полу без сознания. С огромным трудом приведя певицу в сознание, он взволнованно спросил:

— Кларисса, ты… в порядке?

— Я не знаю, Бакс. Пожалуйста, отнеси меня… домой. Сегодня я не смогу выступать…

Больше Кларисса не могла ничего сказать. Она вновь отключилась, свесив голову на левый бок. Бакс не посмел ослушаться. Он лично донёс певицу на руках до её дома и аккуратно уложил на кровать. «Да, теперь она надолго выведена из строя… Придётся искать ей замену…» — подумал Бакс. Увы, на этот раз вечер в клубе «Жёлудь» был безнадёжно испорчен. Недовольные зрители разошлись сразу же.

Но ни на следующий день, ни через неделю, ни через месяц Кларисса не вышла на работу. Как позже выяснилось, в ту страшную ночь у неё случился сердечный приступ. И лишь чудом дело не дошло до непоправимого состояния. Кларисса выжила лишь благодаря тому, что через неделю после происшествия шеф решил навестить свою подчинённую. И как раз вовремя. Как оказалось, всё это время певица практически не вставала с кровати, ничего не ела. Совсем ничего, что и довело её до сильнейшего истощения. С тех пор Бакс ежедневно навещал Клариссу и помогал ей как мог. И эти «приходы» не пропали даром. Через полтора месяца Кларисса полностью поправилась. По крайней мере, внешне. Увы, внутри оставалось всё то же разочарование и всё та же пустота.

Когда шеф в очередной раз пришёл навестить свою подчинённую, он очень удивился, увидев, что певицы нет дома. Её вещи также отсутствовали. Дом был пуст. Только на тумбочке одиноко лежала какая-то записка. Директор прочитал следующее:

 «Дорогой Бакс!

Увы, так я больше не могу жить. Мне очень тяжело жить без этого бурундука. Прости, но я ухожу. Ухожу на его поиски. Может быть, я когда-нибудь вернусь сюда снова. Спасибо тебе за всё.

Кларисса»

И шеф понял, что это конец для его клуба. Через две недели «Жёлудь» полностью прекратил своё существование.

Поиски Чипа Кларисса вела очень долго, и давались они ей крайне тяжело. За год поисков она так и не смогла получить никакой конкретной информации о его местонахождении. Никаких следов, никаких зацепок.

Сейчас она с закрытыми глазами шла по тропинке в незнакомом ей лесу, размышляя о своих неудачах. И о своей безграничной любви к Чипу, которого ей так и не удалось найти до сих пор…

Внезапно вспыхнувшее впереди яркое зелёное свечение заставило Клариссу медленно открыть глаза. Источник свечения находился недалеко, буквально в нескольких шагах от неё. И тут бурундучиха впервые за прошедший год почувствовала какую-то непонятную, необъяснимую лёгкость. А также услышала свой внутренний голос, который приказал ей «пройти через этот светящийся объект». Кларисса повиновалась.

Стоило молодой бурундучихе пройти через контур, как тот исчез. Она увидела, что стоит на зелёном лугу, а впереди неё поблёскивают железнодорожные полотна. Решив осмотреть, что находится за ними, она твёрдым, уверенным шагом двинулась вперед.

Увы, Кларисса не рассчитала силы. Когда она хотела перепрыгнуть через рельс, она вывихнула ногу. Острейшая боль моментально пронзила её тело. Теперь бурундучиха уже ничего не могла сделать. Ни продолжать поиски, ни даже выбраться самой с путей. В довершение к остальным неприятностям вдалеке показался бело-сине-красный поезд. И производимый им гул медленно нарастал. Кларисса от испуга вздрогнула всем телом и закрыла глаза.

«Увы, теперь мне точно пришёл конец. Даже если поезд не заденет меня, в этом пустынном месте я не смогу долго прожить… Вокруг нет ни одной живой души. И неизвестно, какую я получила травму, сколько я ещё проживу… Чип, прости… меня, если… сможешь. Как же я виновата перед тобой… Прощай…»

Но вдруг гул стих. Кларисса, полагая, что она уже погибла, медленно открыла глаза и… увидела тот самый поезд, который остановился буквально в нескольких метрах от неё. Из поезда выпрыгнул молодой человек с большими зелёными глазами и протянул к ней руку. Бурундучиха, напуганная неожиданным поворотом событий, даже и не думала сопротивляться.

Человек отнёс её в помещение, напоминавшее больницу. Потом он сделал ей укол. Дальше Кларисса ничего не помнила. Очнулась она, когда за окном уже стемнело. Тот же самый человек, который поднял её с путей. Он держал её за руку…

Руку?! Только сейчас бурундучиха заметила, что она значительно выросла, и теперь её рост примерно равнялся росту железнодорожника. Она задрожала всем телом и вскочила с кровати. И тут её ждало новое открытие. Повреждённая нога больше не болела. Совсем.

Человек пристально смотрел на неё. Увидев, что она очнулась, он начал разговор:

— Кларисса?! Как ты оказалась в нашем мире?!

От неожиданности певица чуть не потеряла сознание снова. Ещё бы, совершенно незнакомый ей человек говорил с ней на незнакомом языке, но она его прекрасно понимала.

— От…откуда ты знаешь моё имя, любезный незнакомец?

— Эх, Кларисса, тебя я знаю уже давно. Впервые в нашем мире я увидел тебя по телевизору несколько лет назад… Кстати, забыл представиться. Я Дима, начальник этого поезда и главный машинист. Кларисса, скажи мне, как ты попала в наш мир?

— Я… я сама не знаю. Помню только… — и бурундучиха рассказала про зелёное свечение, про поиски Чипа, про свои чувства к нему и про всё остальное.

— Понимаю твои чувства, Кларисса. Прекрасно понимаю. Мне очень жаль, что сейчас я мало чем могу тебе помочь. Спасатели, лидером которых он является, не попадались мне пока. Что же мне с тобой делать-то?

— А что… что со мной случилось?

— Обычный вывих. Я уже вправил его… Не болит нога?

— Нет, всё просто супер! Спасибо, Дима! И всё-таки, как так получилось, что твой поезд меня не раздавил?

— Очень просто, Кларисса. Поезд оборудован Системой Обнаружения Препятствий. Эта система ведёт непрерывный мониторинг железнодорожного полотна и прилежащих участков. И при обнаружении препятствий (в том числе живых) автоматически срабатывает Система Экстренного Торможения, и поезд останавливается…

— Бог мой… До чего техника дошла… Дима, я хочу попросить тебя только об одном. Не беспокойся обо мне… Высади меня где-нибудь… Я не хочу быть тебе обузой…

— Кларисса, дорогая, я просто не могу так с тобой поступить… Но могу предложить компромиссный вариант. Конечная станция маршрута этого поезда – город Евпатория. Я там частенько отдыхаю… И знаю один заброшенный дом в этом городе, где уже очень давно никто не живёт… Я бы мог…

— Отлично! Пожалуйста, отвези меня туда… И… и если узнаешь что-нибудь о Чипе, сообщи мне, сделай милость.

— Хорошо, Кларисса.

Через несколько часов бело-сине-красный поезд Дмитрия прибыл на конечную станцию. Железнодорожник, не забыв снова уменьшить бурундучиху, как и обещал, отнёс её в заброшенный дом и оставил ей немного съестных припасов на первое время, после чего ушёл…

Глава 14. «Морозный Лев»

 - И с тех пор она так и живёт в том заброшенном доме… С момента нашей встречи прошло чуть больше года… — железнодорожник умолк, не без любопытства наблюдая за реакцией Чипа.

Тот неожиданно вскочил с кресла. И попросил Дмитрия тоже встать. Железнодорожник, кивнув, встал. И тут Чип бросился к нему на шею и крепко, как только мог, обнял его.

— Дима! Ты… даже не представляешь, что это для меня значит! Это… это же моё спасение! Если бы не твой рассказ, не твоя настойчивость, я даже не знаю, где бы я оказался сейчас… Большое спасибо тебе, Дима!

— На здоровье, Чип. Понимаю, прекрасно понимаю твои чувства, бурундучок… – ответил железнодорожник, крепко обнимая Чипа в ответ.

Когда эмоции немного улеглись, Чип задал ожидаемый вопрос:

— А когда… когда я смогу с ней увидеться?

Но немедленно отвечать Дмитрию не пришлось. Раздался телефонный звонок. Железнодорожник медленно достал телефон из кармана и снова включил громкую связь.

— Алло, это ты, Дима?

— Да, это я. Слушаю, Сергей.

— У меня для тебя замечательные новости, шеф. «Морозный Лев» уже доставлен из Германии и полностью готов к эксплуатации!

— Как?! Уже?!

— Да, Дима, он уже ждёт тебя.

— Это… Это просто замечательно! Где он сейчас находится?

— Стоит в депо на Курском вокзале.

— Великолепно! Я завтра же перехожу на этот поезд!

— Маршрут?

— Москва-Евпатория. Отправление завтра в 10 часов утра. Две машины из больничного вагона я забираю с собой. И ещё одно…

— Да, шеф?

— Как только мой поезд придёт на станцию, пришлите ремонтную бригаду. Пусть снимут с него центральный, второй пантограф. И перенесут в кабину машиниста «Морозного Льва». Это обязательно!

— Но зачем, шеф? Он же…

— Я знаю, что он в порядке. Считайте это моей личной просьбой. Выполните?

— Босс, а разве у меня есть выбор?

— Вот и отлично, — засмеялся железнодорожник. – До свидания, Сергей.

— До связи, Дима!

Стоило Дмитрию убрать телефон в карман, как Чип вновь бросился ему на шею и снова со всей силы обнял его.

— О, боже, — воскликнул он. – Неужели, неужели завтра мы увидимся?

— Обязательно увидитесь, Чип.

— Спасибо, друг… Дима, можно вопрос?

— Конечно, дорогой мой бурундучок.

— Что за поезд «Морозный Лев» и почему мы не можем ехать на этом поезде?

— «Морозный Лев» – это самый быстрый поезд, какой только есть в России. Его максимальная скорость – 627 км/ч. Этот поезд построили в Германии по моему заказу и моим чертежам. На нём я планирую в будущем объехать всю Россию… Пока поезд существует в единственном экземпляре, так как такие скорости Российские железные дороги  всё равно пока не выдерживают… Пока…

— Но… — Чип вздрогнул, и на его глазах вновь появились слёзы.

— Что случилось, Чип? – на лице Дмитрия вновь появилось беспокойство.

— Но… наш новый Штаб… Я… мы уже привыкли к нему… — дрожащий голос Чипа говорил о том, что он крайне опечален.

Внезапно Дмитрий резко схватил Чипа и крепко прижал бурундука к себе, после чего прошептал ему на ухо:

— От хорошего отвыкать не придётся, Чип, это я гарантирую вам всем лично. В «Морозном Льве» вас всех будет ждать сюрприз. Немцы хорошо и точно… Впрочем, завтра всё увидите своими глазами. А сейчас – ступай к друзьям. Они переживают за тебя… Ждут…

— Огромное спасибо тебе за всё, Дима, друг!!! Я пошёл… Стоп, а ты сегодня разве не будешь с нами?

— Понимаешь, Чип. Теперь у Дейла и Гайки сложились более близкие отношения, чем раньше. Я бы не хотел вам мешать. Я переночую в соседнем с этим купе. А завтра, в семь часов, собирайтесь в больничном вагоне!

— Но зачем… Почему так рано?

— Мне нужно вас всех снова уменьшить и перенести в новый поезд. Не могу же я допустить, чтобы наша тайна раскрылась и чтобы люди увидели вас. Понимаешь меня?

— Кажется… да.

— Вот и хорошо. Ступай. Спокойной ночи, Чип! До завтра!

— Спокойной ночи, Дима! Спасибо тебе ещё раз!!!

 ***

Дальше всё произошло точно по задуманному зеленоглазым железнодорожником плану. В семь часов утра Дмитрий вновь уменьшил Спасателей до их истинных размеров и посадил их в карман. После чего перенёс в больничный вагон нового поезда две машины Вэйна. Мысленно попрощавшись с поездом, на котором он совершил так много поездок, Дмитрий вошёл в кабину машиниста нового поезда. Она мало чем отличалась от предыдущей. Разве что стала немного просторнее. Больничный вагон тоже мало чем отличался от предыдущего. Поставив две машины на место, железнодорожник вновь увеличил команду и, взявшись за руки, Спасатели и Дмитрий отправились осматривать своё новое жилище.

Новый «Штаб» был так похож на их настоящий Штаб в дупле дерева, что все аж прослезились. А после того, как они осмотрели все комнаты, они и вовсе на некоторое время потеряли способность не то чтобы разговаривать, а даже дышать. Сходство было поразительное, за исключением того, что теперь изменилась комната Чипа и Дейла. Теперь она была больше похожа на жилище молодожёнов. Это была комната для Чипа и Клариссы.

Спальня Гайки тоже немного преобразилась в комнату молодожёнов. Теперь это была комната Гайки и Дейла.

— Боже мой! Моя мастерская точно такая же, как была в Штабе! — Гайка до сих пор боялась поверить в реальность происходящего.

И было ещё одно отличие. Машины Вэйна теперь стояли в гостиной. В остальном это был их Штаб. Их старый новый Штаб. Никто из Спасателей не сдержал слёз. Все были безмерно счастливы. Как отметил позже Чип, «немцы постарались на славу».

В 10 часов утра, точно по расписанию, поезд отправился в Евпаторию. Дорога проходила без происшествий, всё было просто отлично! Новенький поезд, сверкая в утренних лучах солнца, на всех парах мчался вперёд.

Благодаря договорённостям железнодорожной компании Дмитрия, поезду не пришлось стоять длительное время на пограничном пункте. Проверка заняла всего 15 минут, после чего поезд вновь отправился в путь.

После небольшого разговора Дмитрия с Чипом удалось договориться о следующем. Железнодорожник должен был наведаться к Клариссе и принести её в поезд. Спасатели решили ждать. Им почему-то не хотелось снова уменьшаться, а потом увеличиваться.

Железнодорожник вошёл в дом Клариссы. Та бросилась к нему со всех ног:

— Дима, Дима! Ты вернулся!

— Да, дорогая Кларисса, вернулся. Причём с потрясающей новостью!!!

— Неужели узнал, где живёт Чип?

— Лучше, Кларисса, намного лучше. Я привёз Чипа сюда!

— Где он?!

— В моём новом поезде, ждёт… Но и это ещё не всё…

— Господи, что же может быть лучше того, что я уже узнала?!

— Есть такая вещь, Кларисса. Когда я встретил его, он рассказал мне о том, как сильно он любит тебя…

— Это правда? – Кларисса уже плакала от счастья.

— Это правда. Идём?

— Конечно! Бежим!!!

— Ну, тогда полезай в карман, бурундучиха. Мы отправляемся!

 Глава 15. Долгожданная встреча

 Встреча Клариссы и Чипа проходила в больничном вагоне, когда Дмитрий, вновь увеличив Клариссу и впустив в вагон Чипа, удалился вместе с остальными Спасателями в их новый Штаб…

***

— Дорогой мой Чип…

— Милая моя Кларисса…

— Чип, прости меня, если только можешь…

— Но за что, дорогая? За что мне тебя прощать?

— За моё безобразное поведение, Чип… — Кларисса разрыдалась. – Я… тогда поступила очень подло, написав одинаковые послания вам двоим…

— Не плачь, дорогая. Я тебя уже давно простил. Подумай, ведь если бы не тот случай, я так бы никогда и не осознал, что люблю тебя, милая моя. Именно после моей драки с Дейлом я это понял… Господи, ну почему же я тогда ничего не сказал тебе… — Чип тоже заплакал.

— Не надо, милый. Ты сделал абсолютно правильно, что ничего не сказал тогда…

— В… в смысле?

— В том смысле, что я просто не знаю, что бы я тебе ответила. Наверняка неправду сказала бы. Я ведь… только через неделю после встречи с тобой осознала, как сильно я влюбилась в тебя, дорогой мой Чип… – ответила бурундучиха, ласково обнимая лидера Спасателей за шею.

— Я люблю тебя, Кларисса… – прошептал на ухо певице сыщик.

— Я тоже тебя люблю, Чип. Очень сильно люблю! – последовал ответ.

— Кларисса, не согласишься ли ты осчастливить старого солдата…

— Соглашусь… — ответила бурундучиха, крепко поцеловав сыщика. – Я согласна… Я выйду за тебя замуж, дорогой мой – Кларисса положила голову ему на плечо, крепко обняла его и медленно закрыла глаза…

Глава 16. Последние новости

 Через час после этого случая «Морозный Лев» отправился в обратный путь. Полностью довольны и счастливые, спасатели разошлись по своим «новым комнатам». Неизвестно, сколько времени продолжалась дорога, но вскоре Гайка и Дейл проснулись от истошного крика железнодорожника, который доносился из динамиков телевизора в гостиной.

— Дима, что с тобой?! – лица Гайки и Дейла приобрели оттенок беспокойства.

— Этого… этого просто не может быть! Зайдите ко мне в больничный вагон!

Они немедленно прибежали к железнодорожнику. Тот ждал их, держа в руках две небольшие иголки и две пробирки.

— А зачем тебе это, Дима? – поинтересовалась изобретательница.

— Гайка, Дейл, давайте сделаем так. Сначала я возьму у вас образцы крови, а потом расскажу, хорошо?

— А… а это не больно? – Дейл всегда боялся боли, поэтому этот вопрос она задавал довольно часто.

— Дейл, ну ты же теперь настоящий мужчина! – подбодрил бурундука железнодорожник. – Не бойся, будет совсем не больно.

Дмитрий не обманул их. Действительно, они почти не почувствовали боли. Поставив образцы крови для компьютерного анализа, железнодорожник вернулся к ним. Дрожащей рукой он вынул из нагрудного кармана сложенный лист бумаги и протянул его Гайке и Дейлу.

— Что это? – спросил красноносый бурундук.

— Прочтите, ребята.

Развернув листик, они прочитали следующее:

«Молекулярная машина для пересадки органов

Инструкция:»

Инструкция им не особо была интересна (даже Гайке, ведь теперь рядом стоящий Дейл был для неё дороже самых навороченных механизмов), поэтому они сразу перевели взгляд на нижнюю часть листа, а именно – на обведённые красным фломастером строки:

«Побочный эффект:

При пересадке органов между пациентами происходит обмен генетической информацией…»

Короткий звуковой сигнал компьютера отвлёк их, и они перевели недоумённые взгляды на железнодорожника.

— Дмитрий, что это значит?

— Это значит, Спасатели, что если в результате прошедшей пересадки рук вы обменялись генами более чем на 33%, у вас могут быть дети!

При слове «дети» прекрасная изобретательница вздрогнула и издала негромкий крик, после чего медленно сползла по стенке вагона и потеряла сознание. Пока Дейл приводил свою жену в чувство, Дмитрий сходил за результатами анализа. Гайка за это время немного пришла в себя.

— Дима, не томи, каков результат?

— 36,5%!!! Поздравляю!!! У вас могут быть дети!

Мышка и бурундук были на седьмом небе от счастья. Дети! О таком счастье они не могли даже мечтать, не то что представить его в реальности. Спасатели, горячо поблагодарив железнодорожника и крепко пожав ему руки, направились в Штаб…

 Через 10 дней после этих событий обследование Гайки и Клариссы показало, что каждая из них ждёт двоих детей, мальчика и девочку… Зарождались четыре новые жизни, четыре будущих Спасателя…

 *     Вэйн Шалински – профессор-самоучка, который изобрёл машину, способную изменять размеры людей (фильм «Дорогая, я уменьшил детей»)

 **    Ник Шалински – младший сын Вэйна Шалински.

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс