Зимняя авария

Когда с преступностью покончено, самое время заняться личной жизнью...

Глава 1.

Профессор Нортон Нимнул, потерпев очередное поражение от команды Спасателей, решил больше не ставить перед собой задач захвата власти над миром. Он принял решение легализоваться и устроился на работу в научно-исследовательский институт, благо две учёные степени позволили ему сразу занять там высокую должность. Толстопуз тоже всё реже совершал преступления, и Спасателям почти не приходилось напрягаться. И отважная пятёрка, впервые в жизни получив заслуженные каникулы, решила заняться собой.

Частым гостем в Штабе Спасателей стала давно уже неравнодушная к Чипу Тамми. Сначала бурундук старался не обращать внимания на молодую белочку, но позже начал понемногу уступать ей. И на то были соответствующие причины.

Чтобы понравиться Чипу, Тамми подружилась с Гайкой и стала частым гостем в её мастерской. И результат не заставил себя ждать. Несколько не самых значительных, но весьма интересных для Чипа изобретений появились уже на следующей неделе.

Кроме того, белка часто приглашала бурундука в кино, когда там шли сеансы фильмов про Шерлока Джонса. Чип всё ярче чувствовал любовь Тамми к себе, и уже не стремился поскорее отделаться от внимания молодой белки. Наоборот, в душе он стал чувствовать пустоту, когда Тамми уходила из Штаба. Ему очень хотелось признаться в своих чувствах белочке. Но лидер Спасателей всё-таки боялся. И решил подождать ещё немного…

Однажды утром Чип проснулся очень поздно, когда все остальные уже давным-давно встали и разбрелись по своим излюбленным местам. Гайка отправилась на склад электроники, Рокки — в пиццерию, Вжик отправился вместе с австралийцем. Дейл пошёл в книжный магазин, находившийся на окраине города, где продавались его любимые комиксы…

Чип сладко зевал и потягивался в кровати. Вроде всё было как обычно. Или…

Лидер Спасателей вскрикнул от боли, когда он по привычке сжал пальцы правой руки в кулак. Немного придя в себя, Чип молниеносно поднёс поцарапанную ладонь к глазам и … обомлел. На ней поблёскивала миниатюрная бронзовая картина, на которой был изображён он сам и Тамми. Бурундук и белка крепко обнимались. А вокруг них были… две маленьких белочки и три крохотных бурундука. Кроме того, сверху была такая желанная надпись: «Я люблю тебя, Чиппи».

Едва рассмотрев картину, лидер Спасателей прослезился. Только сейчас он понял, насколько серьёзны намерения Тамми. Такого сильного проявления чувств к себе он не наблюдал ни разу в жизни. И Чип, не сдержавшись, прошептал:

— Тамми, если бы ты знала, как сильно я тебя люблю…

Чип огляделся. К его немалому удивлению, Тамми в комнате не было.
«Странно» — подумал лидер Спасателей. «Где же моя любимая белочка?»

Мысли бурундука прервались, когда его чувствительный чёрный нос уловил великолепный аромат. Чип знал ароматы практически всех блюд, которые любила готовить команда в целом и Рокфор в частности. Но блюда, от которого исходил нынешний великолепный аромат, Чип не знал. Быстро одевшись и убрав драгоценный подарок во внутренний карман куртки, поближе к сердцу, удивлённый лидер Спасателей побежал на кухню. Пробегая мимо гостиной, он бросил взгляд на часы. Они показывали полдень.

— Да, что-то я обленился за последнее время. Наверное, Дейл меня заразил — улыбнулся своим мыслям Чип, открывая дверь в кухню.

Лидер Спасателей был готов ко многому, но только не к тому, что предстало его взору. У плиты стояла молодая белка и что-то помешивала в кастрюле.

— Тамми… Ты здесь?!

Белка вздрогнула и медленно обернулась. Даже издалека лидер Спасателей заметил, насколько сильно она устала. Глаза белки были красными, как будто она не спала много ночей подряд, и едва-едва держалась на ногах.

— Да, Чиппи, я здесь. Не могу же я сидеть сложа руки, когда столь дорогой мне бурундук просыпается и видит, что все уже ушли и, как назло, ничего ему не оставили…

Растроганный до глубины души Чип подбежал к белке и слегка обнял её за шею:

— Тамми, я… люблю тебя…

— Правда? — раздался тихий, дрогнувший, но такой тёплый голос.  Белка, несмотря на усталость, неплохо держалась.

А произошло следующее. Закончив работу над картиной, которую белка вела несколько дней, прошлым вечером, она дождалась, пока Чип заснёт, на цыпочках подкралась к нему и вложила бронзовое произведение искусства в правую руку лидера Спасателей. А сама, дождавшись, пока все Спасатели, кроме Чипа, покинут Штаб, отправилась на кухню, чтобы что-нибудь приготовить для столь дорогого ей бурундука…

— Да, любимая моя. Я… я не представляю без тебя свою дальнейшую жизнь. Я люблю тебя, Тамми! — Чип ещё крепче прижал молодую белку к себе.

— Господи, Чиппи, как же долго я ждала этого момента… — белка до сих пор не осознавала, происходит ли всё это во сне или же наяву.

— Я тоже, любимая. Прости меня, если можешь…

— Но за что, Чиппи?

— За то, что я заставил тебя так долго ждать…  Я ведь ещё давно понял, что… неравнодушен к тебе. Очень давно… Ещё в тот момент, когда ты…

— Когда я поцеловала тебя? — перебила его белка.

— Да, дорогая. Только тогда я не смог до конца это осознать. Но сейчас, после всего произошедшего, я понял это как никогда ясно. Я люблю тебя, Тамми… И очень хочу, чтобы мы всегда были вместе…

Взвизгнувшая от счастья белка со всей силой обняла столь дорогого ей бурундука и слилась с ним в затяжном поцелуе.

— Я согласна, Чиппи. Я… всегда буду с тобой. Только рядом с тобой…

— Я тоже, Тамми… Неужели ты сделала эту картину в одиночку?

— Да, любимый. Специально для тебя… Скажи, дорогой мой, она тебе понравилась?

— Очень понравилась! – кивнул бурундук, наградив белку обжигающим поцелуем. — Таких душевных подарков я не получал ни разу в жизни… Спасибо тебе, Тамми…

— На здоровье, Чиппи…

Глава 2.

С момента тех событий прошла неделя. Обрадованный Дейл не мог поверить своему счастью. Счастью, что Чип больше не претендует на Гайку! Но вместе с радостью в сердце бурундука пришёл страх. Страх быть отвергнутым. Дейл никак не мог решиться поговорить с изобретательницей о своих чувствах. И он в эти дни, пользуясь тем, что Гайка часто отсутствовала в мастерской, запирался там и что-то делал. Когда однажды рано вернувшаяся мышка застала его в своей мастерской и задала вполне естественный вопрос, бурундук лишь отшутился и убежал. Гайка, кажется, пока ничего не заметила. На следующий день история повторилась. И опять Дейлу удалось увильнуть. Правда, после этого изобретательница больше не видела его у себя в мастерской…

Прошло ещё три дня. И ранним морозным утром четвёртого дня Гайка представила команде своё новое изобретение — «Молнию Спасателей». С виду это средство передвижения напоминало их старое доброе «Крыло», если не считать закрытого фюзеляжа. Но только с виду. Главной изюминкой «Молнии» были новые двигатели, способные разогнать её до скорости полтора Маха. По грызунским меркам — сумасшедшая скорость!

— Ребята, я закончила! Полетели!

— Гаечка, дорогая, а ты уверена, что с нами ничего не случится? Да и погода что-то не очень… — могучий австралиец всегда относился к новым изобретениям с настороженностью и опаской.

— Рокки, не волнуйся. Погода отличная, а небольшой ветер для нас не помеха, «Молния» должна работать без проблем…

— О нет! Опять «должна» — недовольно пробурчал Чип. — Прости, Гайка, но сейчас я — пас. Летите вчетвером, а мы с Тамми останемся! — твёрдо заявил Чип, слегка толкнув Дейла в бок и подмигнув ему так, чтобы другие не заметили.

Такого категоричного отказа Чипа Гайка никак не ожидала. Ей было очень тяжело и больно это слышать. Изобретательница, опустив голову, уныло поплелась к месту пилота.

— Не расстраивайся, Гаечка, — успокаивал мышку занявший место второго пилота Дейл, поглаживая её по голове. — Ведь мы же все летим с тобой! Не правда ли, друзья?

— Я лечу. Вжик, ты со мной? — Рокфор не хотел ещё больше обижать мышку, несмотря на свои опасения.

Муха утвердительно прожужжала.

— Вот и отлично! Полетели, Гаечка! — прошептал бурундук, обнимая мышку.

Гайка, немного успокоившись, повернулась и крепко обняла Дейла в ответ. Но даже этого ей показалось мало. Мышка, поддавшись бушующим внутри неё чувствам, поцеловала бурундука в губы. Ошарашенный весельчак, не ожидая такого стремительного развития событий, растаял от удовольствия.

— Спасибо, Дейл! Какой же ты добрый бурундук…

— Пристегнитесь, взлетаем! — скомандовала Гайка, передвигая рычаг газа до предела. Чип только сейчас пожалел, что не запрыгнул следом за остальными. Мощнейшая реактивная струя, которая вырывалась из двигателей «Молнии», вмиг сдула его и Тамми  с ВПП, и они на огромной скорости влетели в дверь Штаба, разнеся её в щепки. Но даже крепкая дверь не смогла полностью их остановить. Чип, пробив дверь, врезался в противоположную стену. И тут же в него врезалась белка.

— Тамми…

— Да, Чиппи…

— Ты… так сильно меня любишь? – через силу улыбнулся бурундук.

— Именно так, Чиппи… Даже ещё крепче… — прошептала счастливая белка, отдирая лидера Спасателей от стены и прижимая его к себе. — И всё-таки я считаю, что мы должны всё починить до прилёта остальных. Надеюсь, ты меня понимаешь? — голос белки стал чуть более резким.

— Да, любимая…

  

Глава 3.

Сидевшие в «Молнии» Спасатели не видели произошедшего. Оттаявшая Гайка с удовольствием вела самолёт. Скорость в полтора Маха уже была успешно достигнута. Полетав на ней несколько минут, мышка сбросила скорость до минимальной и начала снижаться. Пока всё шло хорошо…

Но тут спокойствие сменилось тревогой. Левый двигатель противно заскрежетал и вскоре полностью заглох. К счастью, самолёт в случае необходимости мог лететь и на одном двигателе. Но даже это не успокаивало изобретательницу. Расстроенная мышка взвыла:

— О нет! Опять моё изобретение ломается! Я больше не могу…

В отчаянии изобретательница, механически поставив самолёт на автопилот, снова обняла бурундука и закричала:

— Дейл, скажи, почему мои изобретения всё чаще ломаются? Что происходит?

Бурундук, взяв мышку за руку, ответил мягким, спокойным, уверенным голосом:

— Успокойся, Гаечка. Мы обязательно узнаем ответ на этот вопрос, как только приземлимся и всё осмотрим. Давай, Гаечка, летим домой!

— Боюсь, Дейл, мы не долетим. Наверное, нам придётся прыгать. Причём прямо сейчас! Прыгайте все, возвращайтесь в Штаб! —  приказала изобретательница, с ужасом заметив, что второй двигатель тоже начал скрежетать, но пока работал сносно.

Команда надела парашюты, и Рокки со Вжиком выпрыгнули. Самолёт сразу же стал намного более управляемым.

— Дейл, прыгай!

— А как же ты, Гаечка?

— Я попробую спасти самолёт, выпрыгну только в крайнем случае…

— Обещаешь, Гаечка?

— Обещаю, Дейл!

— Хорошо…

И тут бурундук решился. Он аккуратно погладил мышку по голове, поцеловал её в щёку и, положив голову ей на плечо, прошептал:

— Хорошо, дорогая моя… Я… люблю тебя, Гаечка…

Шокированная неожиданным признанием мышка посмотрела на бурундука широко раскрытыми глазами. Она не верила своим ушам. Дейл только что признался ей в любви! Изобретательница почувствовала, как волнительно забилось её сердце. Не в силах сдержать свои чувства, она со всей силой прижала Дейла к себе. Мышка задрожала всем телом, а из её глаз закапали слёзы…

— Что случилось, Гаечка?! Почему ты плачешь? — спросил перепугавшийся бурундук.

— Это… слёзы счастья, Дейл… Я ведь очень давно хотела сказать тебе то же самое… Я люблю тебя до глубины души, дорогой мой…

О таком счастливом финале Дейл не осмеливался даже мечтать. Он, все ещё не до конца поверив в реальность происходящего, медленно протянул руку и прижал её к сердцу Гайки. Изобретательница ответила ему таким же жестом. Бурундук и мышка почувствовали, насколько волнительно и удивительно синхронно бьются их сердца. И их уста слились в длительном поцелуе…

— Дейл…

— Гаечка…

— Я люблю тебя, Дейл! Как бы я хотела…

Усилившийся противный скрежет не дал мышке договорить.

— Дейл, прыгай! Скорее!

— Слушаюсь, любимая…

И бурундук, ещё раз обняв и поцеловав мышку, выпрыгнул из самолёта. А она продолжала пытаться спасти «Молнию». Но, увы, удача окончательно отвернулась от неё. Второй двигатель вот-вот должен был заглохнуть. Самолёт уже почти долетел до земли и приземление, казалось, было не за горами. Но тут вмешалась погода. Ветер поднял жуткую метель, которая спутала мышке все карты. Она до последнего пыталась спасти «Молнию», но безуспешно. Второй двигатель заглох, и Гайка решилась прыгать.  Но и тут ей не повезло. Летя практически вслепую, мышка слишком поздно заметила огромный пень прямо перед носом «Молнии». Последним, что запомнила изобретательница, был треск ломающегося самолёта…

Глава 4.

Приземлившийся на снег Дейл не мог видеть произошедшего. Он был слишком далеко. Но его сердце подсказывало, что с Гайкой что-то случилось. И бурундук со всех ног бросился в направлении полёта «Молнии»…

Около двух часов Дейл продолжал поиски. Они осложнялись сильным снегопадом, в котором практически ничего не было видно. Надежда таяла с каждой минутой…

Спустя ещё полчаса бурундуку всё-таки повезло. Он споткнулся о какой-то крупный обломок. Вне всякого сомнения, это был двигатель «Молнии». Задрожавший от испуга Дейл двинулся дальше. И через несколько шагов…

— НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!!! ГАЕЧКА!!!

Разбитая, наполовину занесённая снегом «Молния» лежала у его ног. Гайка неподвижно сидела на месте пилота, уткнувшись головой в приборную панель. На этой панели обезумевший бурундук заметил замёрзшую кровь. Золотые волосы и лицо мышки также были местами сильно испачканы кровью. Несмелым движением Дейл дотронулся до руки Гайки. Она была холодной, как лёд.

— НЕТ! Этого не может быть! ГАЕЧКА!!!

Дрожащей рукой бурундук прикоснулся к сердцу мышки. К великому облегчению Дейла, сердце Гайки ещё билось.

Бурундук, мгновенно осознав всю серьёзность ситуации и остро ощутив свою ответственность за изобретательницу, начал действовать. Аккуратно вытащив пострадавшую, наполовину заметённую снегом мышку из покорёженного самолёта, Дейл с помощью аптечки из «Молнии» тщательно обработал раны на голове и лице Гайки и перевязал их бинтом. После этого бурундук снял с себя всю зимнюю одежду и укутал в неё мышку со всех сторон, чтобы хоть немного согреть её. Сам весельчак остался в одной гавайке. Однако сидение на месте в пятнадцатиградусный мороз грозило рано или поздно заморозить Дейла насмерть. Поэтому последний, взяв мышку на руки, пошёл. Направление Дейл не выбирал, главное – двигаться вперёд. Только вперёд. Однако его продвижение осложнял непрекращающийся снегопад. То и дело замерзающий бурундук с мышкой на руках наталкивался на препятствия, падал (правда, Гайку при этом он не уронил ни разу), поднимался и снова шёл дальше.

Дейл слабел, его движения становились всё более медленными. Ему казалось, что если он сейчас не найдёт какого-нибудь тёплого места, то замёрзнет полностью и навсегда.

И через несколько минут удача улыбнулась Дейлу и Гайке. У подножия одного из деревьев он заметил… дверь. Да-да, настоящую дверь, очень похожую на ту, что была в их Штабе.

Им очень повезло. Дверь жилища оказалась не заперта. В помещении, которое состояло из большой комнаты, кухни и небольшой мастерской, было уютно и, что особенно обрадовало Дейла, очень жарко. В большой комнате даже был камин с разведённым огнём. Обрадованный бурундук аккуратно положил мышку на диван около камина. Только сейчас, выполнив свой долг перед любимой, Дейл почувствовал, насколько сильно он устал и замёрз. Силы окончательно оставили его, и бурундук, рухнув на пол около дивана, моментально заснул.

Глава 5.

Примерно через два часа после произошедших событий дверь жилища отворилась, и на пороге появился высокого роста бурундук в красной с жёлтыми цветочками куртке. В руках он держал огромную связку дров. Это был Макси. Бдительный жилец сразу заметил, что во время его отсутствия в доме кто-то был. Или…

— ЧТО?!

Бурундук, обведя взглядом комнату, заметил, что на диване около его камина кто-то лежит. Он медленно подошёл к нему и… обомлел. На диване лежала плотно укутанная в зимнюю одежду прекрасная молодая мышка. Но улыбка хозяина дома тут же сменилась тревогой, как только Макси заметил бинты на голове мышки. «Ну ничего… Надеюсь, всё будет хорошо, она должна скоро поправиться…» — подумал Макси.

Со всей осторожностью он перенёс мышку в другую часть комнаты, снял с неё зимнюю одежду и положил на свою кровать, заботливо укрыв одеялом.

Возвращаясь к дивану около камина (обходя его с другой стороны), Макси не глядел под ноги, за что тут же поплатился. Он споткнулся и упал.

— Странно… — проворчал бурундук, кряхтя и медленно поднимаясь с пола. — У меня здесь вроде ничего не … ЧТО?!

Макси не поверил своим глазам. Позади него, свернувшись калачиком, лежал молодой бурундук в красной с жёлтыми цветами гавайке. Похоже, неожиданный пинок разбудил его, и он начал медленно подниматься…

— ДЕЙЛ?! ТЫ?!

Тот застыл на месте, как будто в него ударила молния. Этот голос был ему до боли знаком. Он медленно обернулся… и со всех ног бросился к старшему бурундуку.

— ПАПА! ПАПОЧКА!!!

— Дейл, сынок! Как же я рад тебя видеть! Где же ты был всё это время, дорогой мой?

— С удовольствием расскажу, папа. Только сначала скажи мне — что с Гайкой?

— С какой Гайкой? — не понял Макси.

— С той мышкой, что лежит на диване у… Что?! ГАЕЧКА! Где ты?!

— Успокойся, сынок. Я перенёс её на свою кровать. Вон она. Знаешь, ей очень сильно повезло. Ещё немного — и она бы замёрзла насквозь. Сынок?

— Да, папа…

— Откуда ты её знаешь, сынок? Кто она?

— Она… моя будущая жена, папочка…

Макси вновь обнял Дейла. Да так крепко, что едва не задушил его.

— Господи, Дейл… О таком я и мечтать не смел! Пожалуйста, расскажи мне обо всём, что с тобой произошло за эти годы…

— Расскажу, папа. Давай пройдём на кухню. Не будем беспокоить Гаечку…

— Хорошо, сынок, как скажешь.

Несколько часов Дейл рассказывал Макси о своих приключениях, не раз доводя старшего бурундука до слёз… Рассказал и о сегодняшней истории. Когда Дейл рассказал о своём признании в любви, Макси внезапно вздрогнул всем телом…

— Папа, что с тобой? Что случилось? — спросил обеспокоенный бурундук.

— Дейл, сынок, эту информацию я смогу сообщить только тебе и Гайке одновременно. Она в равной степени касается вас обоих. Пожалуйста, не проси меня говорить об этом сейчас…

— Ну… хорошо, папа. Не буду. Но…Тогда хотя бы расскажи мне, как ты оказался здесь? Мы же жили совсем в другом городе!

— Я так… так скучал по тебе, сынок, что просто не мог сидеть на месте. Сначала мне казалось, что я смогу пережить это. Но я ошибся. Вскоре твоего ухода я начал искать тебя. Вскоре я узнал, что ты теперь живёшь где-то в этом городе. И решил поселиться здесь, Мне даже удалось выяснить, где и с кем ты живёшь… Только вот я никак не мог решиться прийти к тебе, боялся, что ты прогонишь меня…

— Боже, папочка, прости меня… — Дейл со слезами бросился на шею Макси.

— Не переживай, сынок, я тебя уже давно простил. Я же понимаю, что тебе тоже была необходима определённая свобода действий, а я не дал её тебе в своё время… Прости и ты меня, сынок, если только можешь…

— Не печалься, папочка, я тоже простил тебя, — прошептал Дейл, обнимая своего отца за шею.

— Спасибо тебе, сынок… А сейчас — ступай к своей Гайке. Ты нужен ей, Дейл. Если ты будешь рядом с ней, она поправится намного быстрее! Ступай, сынок.

— Спасибо, папа! Бегу!

Глава 6.

Прошло три дня. Изобретательница за прошедшее время так и не пришла в сознание. Дейл почти никогда не отходил от кровати Гайки и всё время держал её за руку. Хотя время от времени ему всё-таки приходилось оставлять Гайку в доме Макси одну. Например, при походе за дровами. И сейчас Дейл со своим отцом ходил по лесу, собирая хворост для камина. Набрав огромные вязанки дров, они двинулись в направлении дома, как вдруг тишину вечернего леса нарушил крик обрадованного Дейла:

— ВЖИК!!!

Маленький Спасатель, услышав знакомый голос, вздрогнул и, молниеносно развернувшись, полетел в направлении источника голоса, который находился совсем рядом с ним. Обрадованная муха прижалась к груди бурундука.

— Дейл! Дейл!!! Наконец-то я нашёл тебя!

— Вжик, старина! Не могу поверить — мы встретились! Что с Рокки?

Муха что-то прожужжала.

— Вернулся в Штаб? Господи, как же я переживал за всех вас… Кстати, Вжик, познакомься. Это Макси, он мой папа. Папочка, это Вжик, он тоже Спасатель.

Муха аккуратно приземлилась на плечо старшего бурундука. Тот широко улыбнулся в ответ:

— Очень рад нашему знакомству, Вжик!

— Я тоже, — коротко пискнула муха.

Немая сцена продолжалась несколько секунд.

— А где Гайка? Что с ней? — раздалось обеспокоенное жужжание маленького Спасателя.

— Вжик, она… — Дейл рассказал другу, что с ней случилось. – И пока я не могу вернуться в Штаб, я должен быть с Гаечкой…

Муха, шокированная услышанным, потеряла сознание. К счастью, бурундук успел подставить руки, чтобы поймать маленького Спасателя.

— Вжик, лети в Штаб, обрадуй остальных. Передай, чтобы они не волновались. Скоро мы все вернёмся в Штаб. Лети, Вжик! Передавай всем от меня привет!
Тот утвердительно прожужжал и полетел в направлении Штаба Спасателей. А Дейл и Макси, подхватив охапки хвороста, отправились домой.

Глава 7.

 Прошло ещё три дня. Дейл старался ни на минуту не оставлять любимую Гайку одну. Даже спал он зачастую сидя на стуле, рядом с кроватью, всё время держа мышку за руку.

Однажды утром Дейл проснулся от того, что кто-то крепко сжимал его руку. Бурундук медленно открыл глаза и… чуть не упал в обморок. Улыбающаяся мышка сидела на кровати, свесив ноги, и с нескрываемым восхищением смотрела на него.

— Гайка… ГАЕЧКА!!! Ты пришла в себя! — обезумевший от радости бурундук подхватил её на руки и крепко прижал к себе. Гайка в ответ со всей силы обняла Дейла за шею и для надёжности даже обвила его хвостом.

— Дейл… Как же сильно я тебя люблю… Так сильно, как тебя, я не любила никого в своей жизни… Мой дорогой, любимый, заботливый, добрый Дейл…

Растроганный бурундук не смог сдержать слёз. Он снова прижал мышку к себе и прошептал:

— Я тоже очень сильно тебя люблю, моя драгоценная Гаечка… Ни к кому и никогда я не испытывал таких чувств, какие я испытываю к тебе. Я люблю тебя всем сердцем, всей душой, моя единственная, неповторимая Гаечка. Ты самая лучшая на всём свете мышка…

На глаза растроганной изобретательницы тоже навернулись слёзы. Такого проявления чувств к себе она не ожидала. Мышка ещё сильнее прижалась к бурундуку и положила голову ему на плечо.

Когда слёзы на глазах Дейла и Гайки немного подсохли, мышка задала так давно мучившие её вопросы:

— Дорогой, а где мы находимся? И где все остальные? Сколько прошло времени?

— Не волнуйся, любимая моя. Прошло шесть дней… Все остальные уже давно в Штабе, ждут нас. А мы находимся в доме Макси, моего отца.

— Что?! Почему же ты никогда не рассказывал нам о…

— Потому что я сам не знал, где он живёт, Гаечка… Кстати, что же с тобой случилось? Почему ты не катапультировалась?

— Прости меня, Дейл, я не успела… — мышка рассказала бурундуку обо всём, что помнила.

— Господи, Гаечка! — Дейл ещё крепче прижал её к себе. — Повезло тебе, дорогая моя. Ведь ты… — и бурундук рассказал мышке о том, как он её нашёл и как спасал.
Гайка во время этого рассказа, не отрываясь, смотрела прямо в глаза Дейлу. Растроганная изобретательница ответила ему затяжным поцелуем:

— Дейл, ты… ты спас мне жизнь! Как бы я хотела всегда быть вместе с тобой…

— Так что же тебя смущает, Гаечка? — насторожился Дейл.

— Я не знаю, как ты к этому отнесёшься…

— Гаечка, ну как же ты можешь сомневаться? Я люблю тебя, ненаглядная моя… Я очень хочу, чтобы ты стала моей женой. Как ты на это смотришь, Гаечка?

Бурундук разжал руки, давая мышке полную свободу действий. Она, недолго думая, взяла обе руки Дейла в свои, переплетя пальцы. После чего Гайка прижалась к нему и положила голову на его плечо:

— Я согласна… Я выйду за тебя замуж… И мы всегда будем вместе…

— Всегда?

— Всегда…

Когда эмоции немного улеглись, изобретательница продолжила:

— Дейл…

— Что, Гаечка?

—  Мне бы хотелось сообщить тебе об одном очень важном обстоятельстве. Об этом, кроме меня, не знает больше никто. Я очень хочу, чтобы ты узнал одну из моих тайн…

— Я внимательно слушаю тебя… — в глазах Дейла блеснул огонёк любопытства.

Гайка, выдержав небольшую паузу, кивнула:

— На самом деле я не стопроцентная мышь…

— ЧТО?! А кто же ты, Гаечка?

— Слушай, Дейл. Моя мама умерла, когда я была ещё совсем маленькой и ничего не понимала. Но Гиго часто рассказывал о Фиалке, так звали мою маму. Большинство фактов из её биографии не представляет для нас особого интереса, кроме одного…

— Какого же, Гаечка?

— Дейл, она была… наполовину бурундучихой…

— Что?! И это значит, что ты…

— Да. Я — только на 75% являюсь мышью.

— Не может быть!!! Не могу в это поверить… — прошептал близкий к обмороку бурундук.

— Поверь мне, Дейл, пожалуйста! — мышка посмотрела на бурундука умоляющим взглядом. — Всё, что я только что рассказала — чистая правда! И это значит…

— … что у нас могут быть дети-бурундуки?

— Совершенно верно, любимый. Скажи, что ты об этом думаешь?

— Господи, Гаечка! О таком я и мечтать не мог! Я… я счастлив!!! — Дейл и Гайка вновь слились в длительном поцелуе.

На сей раз эмоции захлестнули их очень надолго. И всё-таки бурундуку надо было ещё так много сказать своей дорогой мышке…

— Гаечка, прелесть моя…

— Да, любимый… — изобретательница, ещё не привыкшая к комплиментам в свой адрес, густо залилась краской.

— Веришь, что я смогу сделать тебе несколько не менее приятных сюрпризов?

— Несколько? Ммм… Сомневаюсь. После всего услышанного и увиденного я просто не могу себе представить ничего более важного, чем уже произошедшее…

— Уж я постараюсь как следует! — загадочно ответил Дейл, слегка потрепав Гайку по щеке.

С этими словами бурундук достал из внутреннего кармана гавайки два крохотных обручальных кольца. Удивлению мышки не было предела:

— Боже, Дейл… Где же ты достал такие замечательные кольца?

— Сделал сам в твоей мастерской, Гаечка…

— О Господи… Ты… ты сделал их своими руками?

— Да…

Мышка, не выдержав потока нахлынувших эмоций, молча начала сползать на пол. Мгновенно среагировавший бурундук успел подхватить её. После чего Дейл аккуратно перенёс Гайку на кровать и заботливо укрыл одеялом.

— Спи, сокровище моё… Сейчас тебе надо больше отдыхать, — прошептал счастливый бурундук, поцеловав мышку в лоб. Изобретательница, слегка кивнув головой и улыбнувшись в ответ, повернулась к стене и погрузилась в глубокий сон.

Глава 8.

 К вечеру Гайка проснулась от того, что кто-то нежно потрепал её по щеке. Блаженно улыбнувшись, мышка открыла глаза и увидела двух склонившихся над ней бурундуков.

— Гаечка…

— Да, любимый…

— Как тебе спалось?

— Спасибо, Дейл, очень хорошо.

Гайка перевела взгляд на бурундука, стоящего справа от Дейла:

— Спасибо и вам, мистер Макси…

— Пожалуйста, Гайка. Только прошу, не надо официоза и формальностей… Просто Макси, идёт?

— Идёт.

— Ну вот и отлично! А сейчас я должен сообщить тебе и Дейлу очень важную для вас обоих информацию. Готова?

— Готова, Макси.

— А ты, сынок?

— Готов, папочка.

— Ну, тогда садитесь, и я всё расскажу.

Дейл и Гайка уселись на кровать. Макси сел между ними, положив руки им на плечи. И начал свой рассказ.

— Это было очень давно, когда Дейл был ещё совсем маленьким. Твоей мамы, сынок, не стало уже давно. Она умерла через год после твоего рождения. Многие факты из её биографии для вас не представляют особого интереса, кроме одного. А именно — мама Дейла была…

— Не стопроцентной бурундучихой, а частично мышью? — перебила Макси Гайка, задрожав всем телом.

Старший бурундук, тоже вздрогнув, пристально посмотрел в голубые глаза мышки и ответил:

— Да, Гайка, но откуда ты…

— Дейл… — позвала мышка. — Расскажи своему папе мою историю…

— Хорошо…

И Дейл рассказал. Минут пять Макси не мог выйти из оцепенения. Когда же ему это удалось, он резко поднялся с кровати, схватил Дейла и Гайку и крепко прижал их к себе:

— Господи, вы даже не представляете, что это для меня значит… — Макси до сих пор пребывал в состоянии шока.

— Представляем, папочка… — шёпотом ответил сын отцу.

— … ведь для меня и для Дейла это значит то же самое… — добавила изобретательница.

— Чистая правда, Гаечка! — поддержал мышку бурундук. И решил сменить тему разговора.

— Папочка…

— Да, сынок…

— Ты не забыл взять с собой «Реактивные Сани», когда переезжал сюда?

— Дейл, неужели ты ещё это помнишь? Ведь прошло так много времени…

— Так хорошо помню, как будто я катался на них вчера, папа. Они здесь? Готовы к выезду?

— Да, сынок, они почти готовы… Никак собираешься вернуться домой вместе со своей супругой?

— И с тобой, папочка. Я очень хочу, чтобы ты тоже отправился с нами…

Ошарашенный Макси лишь коротко кивнул:

— Понял, сынок. Подготовлю сани за 15 минут. Собирайтесь!

Макси ушёл. Сразу же, как только за ним захлопнулась дверь, раздался шёпот удивлённой Гайки:

— Дейл…

— Да, Гаечка…

— А что за «Реактивные Сани» придумал твой отец?

Прежде чем ответить, бурундук аккуратно погладил мышку по голове, положил голову на её плечо, и лишь затем загадочно прошептал:

— Скажи, ты помнишь своё первое изобретение после того, как мы все разбились на «Вопящем Орле»?

— Помню… Стоп! Так что же получается? Твой отец тоже увлекается изобретательством, как и я? — мышка была потрясена.

— Только в случае крайней необходимости, Гаечка… И не в таком количестве, как ты, моя умница… — прошептал бурундук, в очередной раз вогнав золотоволосую изобретательницу в краску. Гайка в ответ ещё сильнее прижалась к Дейлу и крепко обвила его хвостом.

— Гаечка, а ты помнишь, что я говорил сегодня утром про сюрпризы, а?

— Конечно, помню. Новость, которую сообщил твой папа, очень обрадовала меня! Я… я счастлива, Дейл!

— И я тоже счастлив, Гаечка. Но…

— Но что? Что случилось, Дейл? — спросила встревоженная изобретательница, слегка вздрогнув.

— Но… даже это ещё не всё, красавица моя…

— Что?! — мышка была настолько поражена услышанным, что даже ослабила объятия и посмотрела на бурундука широко раскрытыми  глазами.

— Да, Гаечка… На сегодня остался ещё 1 сюрприз. Пожалуйста, закрой глаза…

Изобретательница, коротко кивнув, выполнила просьбу Дейла. Закрыв глаза, она вся ушла в слух, пытаясь хоть как-то узнать, что же за сюрприз приготовил её любимый бурундук. Она услышала приятный металлический звон. А через несколько секунд ощутила на своей шее что-то холодное…

— Дейл, что это такое? — дрожащим от нетерпения голосом спросила мышка.

— Сейчас увидишь… Дай мне свою левую руку, Гаечка… — прошептал ей прямо на ухо бурундук.

Изобретательница несмело подставила руку. И тут же ощутила на ладони что-то довольно тяжёлое, но приятное на ощупь.

— Можешь открыть глаза.

Сгорающая от нетерпения мышка открыла глаза и… едва не упала в обморок. На её руке лежал крупный (по меркам грызунов) рубин, огранённый в форме сердца. Дорогой камень был оправлен узорчатым золотым ободком, напоминающим сплетённые листья.

Потрясённая до глубины души Гайка долго не могла оторвать глаз от сверкающего медальона.

— Боже… Какая прелесть! — прошептала очарованная мышка. — Дейл, неужели и его ты сделал сам?

— Да, любимая…

— Но когда, Дейл? За то время, что я была без сознания?

— Нет, Гаечка — покачал головой бурундук. — Намного раньше…

— Раньше? Когда я застала тебя в своей мастерской?

— Да, именно тогда…

Счастливая мышка посмотрела на бурундука восхищёнными глазами и сладко прошептала:

— Дейл, приготовься…

— К че… — начал было бурундук, но закончить не успел. Изобретательница наградила его таким жарким и таким длительным поцелуем, что весельчак едва не потерял сознание.

— Боже мой, Гаечка… — прошептал бурундук, едва обретя дар речи. — Какая же ты добрая, нежная, ласковая мышка… Как же сильно я тебя люблю…

— Я тоже тебя люблю… — ответила счастливая Гайка, внезапно для Дейла прыгнув ему на руки.

— Возвращаемся в Штаб?

— С тобой — хоть на край света… — согласилась засыпающая мышка, прижавшись своей прелестной головкой поближе к сердцу бурундука и обняв его за шею. Через минуту Гайка уже спала крепким сном прямо у него на руках…

Глава 9.

— Дейл, ты готов? — спросил вошедший в комнату Макси.

— Папа, тише! Разбудишь же! — недовольно проворчал Дейл, повернувшись к отцу лицом.

— Да, ситуация нестандартная, — протянул Макси, увидев столь неожиданную картину. -  Впрочем, сынок, я знаю, что можно сделать.

С этими словами старший бурундук снял с крюка около двери большую, широкую шубу и аккуратно накинул её на плечи сына. Шуба с лихвой укрыла и Дейла, и мирно спящую у него на руках Гайку.

«Реактивные сани» уже ждали их за дверью. Макси сел на переднее сиденье, а Дейл с Гайкой удобно устроились сзади.

— Давай, папа, поехали потихоньку… Пожалуйста, поаккуратнее, мне не хотелось бы разбудить Гаечку.

— Понял, сынок. Отправляемся!

Увы, в этот раз «Реактивным саням» не пришлось показать всё, на что они были способны. Макси медленно отъехал от дома, где он в поисках сына провёл так много времени. Отец Дейла, как оказалось, был не только хорошим гонщиком, а ещё, при надобности — и аккуратным водителем. Он вёл сани настолько плавно, насколько это было возможно, чтобы не разбудить прекрасную мышку.

Дорога до Штаба заняла около двух часов. Когда сани остановились у знакомого дуба, уже стемнело, и наступила ночь. Свет в Штабе не горел, видимо, все уже легли спать. Макси поднялся наверх и постучал в дверь. Долго никто не отвечал. Наконец, послышались тяжёлые шаги, дверь открылась, и на пороге появился сонный Чип. Он едва держался на ногах.

— Да, Спасатели всегда готовы прийти на помощь попавшим в беду! Что у вас случилось?
— Успокойся, Чип. Всё отлично!

— Что?! — с лидера Спасателей мигом слетел сон, и его лицо приняло настороженное выражение. — Откуда ты… меня знаешь?

— Дейл мне много рассказывал о тебе, Чип…

— Дейл?! Где он? И кто ты такой?

— Прости, Чип, что не представился. Меня зовут Макси, я — отец Дейла.

— Рад познакомиться… с тобой, Макси — Чип, наконец, немного успокоился и пожал руку старшему бурундуку. — И всё-таки — где Дейл?

— Здесь он, приехал вместе со мной…

Чип, услышав долгожданную новость, ринулся вперёд, но Макси успел схватить его за шиворот.

— Макси, что ты делаешь? — лидеру Спасателей очень не нравилось, когда его останавливали.

— Подожди, Чип. Не беспокой его… Сейчас он не может…

— Что?! С ним что-то случилось? Он ранен?

— Нет-нет, Чип, с ним всё хорошо. Лучше помоги мне. Принеси верёвку, сейчас мы поднимем наш транспорт вместе с Дейлом.

Чип был удивлён и уже ничего не понимал, но всё же, коротко кивнув, побежал в комнату Рокки. Когда он вместе с австралийцем и Вжиком вернулся, Макси спустился вниз и привязал концы принесённой ими верёвки к саням.

Старший бурундук, снова забравшись наверх, предупредил остальных:

— Очень прошу вас — не шумите, когда увидите Дейла.

Все очень удивились, услышав такую странную просьбу, но всё же коротко кивнули и принялись поднимать сани наверх. Сделать это оказалось не так сложно.

Дейл медленно вошёл в Штаб, и Макси, наконец, снял с него шубу. Только сейчас многое стало понятно для всех. Почти все вопросы отпали сами собой…

Хотя эмоции у Чипа били через край, он предпочёл отложить разговор с Дейлом до завтрашнего дня. Приняв это решение, лидер Спасателей побежал в бывшую комнату Чипа и Дейла, ставшую теперь комнатой Чипа и Тамми. Белка уже начинала беспокоиться из-за долгого отсутствия столь дорогого для неё бурундука.

Дейл остался ночевать у Гайки. Впрочем, по-иному и быть не могло. Мышка никогда бы не допустила, чтобы бурундук ночевал не вместе с ней…

Макси решил переночевать в комнате Рокки. Могучий австралиец, впрочем, не возражал. Достаточно было лишь повесить второй гамак. Буквально через несколько минут Рокки разглядел в Макси интересного и внимательного собеседника, которому не терпелось выслушать все истории могучего австралийца. Рокки был на седьмом небе от счастья. Наконец-то ему было с кем поговорить! Естественно, они очень быстро подружились.

Глава 10.

Утром Чип встал пораньше, чтобы поговорить с Дейлом наедине, когда тот встанет. И сыщик не ошибся. Дейл встал раньше остальных. Он зашёл в гостиную и увидел развалившегося на диване Чипа. Никогда прежде лидер Спасателей не спал на диване перед телевизором. Перепуганный Дейл подбежал к другу:

— Чип, что с тобой?!

— Всё в порядке, дружище. Просто я… так соскучился по тебе, Дейл… — прошептал лидер Спасателей, резко вскочив с дивана и крепко обняв своего друга. Ошарашенный Дейл, немного поколебавшись, тоже обнял Чипа за шею. Когда эмоции немного схлынули, Дейл, наконец, осведомился:

— Чип, скажи, ну зачем я тебе нужен? У тебя же есть Тамми! Тебе что, скучно с ней? Или ты претендуешь на…

— Нет, с ней мне нисколечко не скучно. Успокойся, дружище. Я очень счастлив с Тамми, и на Гайку я больше не претендую. В этом деле я больше никогда тебе не помешаю, клянусь. И в то же время мне скучно БЕЗ ТЕБЯ. Знаешь, Дейл, у меня никогда не было такого друга, как ты. Именно поэтому я очень хочу, чтобы и после того, как у нас появились семьи, мы всё равно остались бы друзьями и всегда были бы вместе. Что скажешь, Дейл? — спросил лидер Спасателей, протянув ему руку.

У Дейла на глазах проступили слёзы. ТАКОГО от Чипа он не ожидал услышать никогда. И весельчак, от души пожав протянутую руку, ответил:

— Спасибо тебе, Чип. Конечно же, я согласен. Мы с тобой — друзья навек. И… я очень надеюсь, что больше мы никогда не расстанемся…

— Боже… Как же я рад, что мы с тобой снова вместе. И… прости меня за все мои…

— Не надо об этом, Чип, — прошептал  Дейл, вновь крепко обняв друга. — Я тебя уже давно за всё простил. Прости и ты меня за то, что я часто мешал вам всем своими…

— Не бери это в голову, Дейл, — ответил Чип. — Поверь мне, ты нужен  мне таким, какой ты есть…

Бурундуки крепко обнимались ещё минут пять.

— Ну что, Чип, пойдём приготовим завтрак? — на полном серьёзе спросил весельчак.

— Пошли, Дейл! А Рокки пусть, наконец, спокойно поспит… — согласился лидер Спасателей, и довольные бурундуки побежали на кухню.

Через несколько месяцев в семьях Спасателей появились дети. У Тамми родились белка и два бурундука, у Гайки — две мышки и бурундук. К всеобщему удивлению Спасателей, за всё это время никому не потребовалась их помощь, и они получили возможность полностью посвятить себя друг другу. Теперь Гайка никогда не работала в своей мастерской одна. Вместе с ней всегда был Дейл, а нередко — и Макси. По достигнутой договорённости, в случае, если кому-нибудь потребуется помощь Спасателей, на задания будут выходить Чип, Дейл, Макси, Рокки и Вжик. Гайке и Тамми бурундуки строжайше запретили отправляться на дело с ними. Те, немного поспорив, всё-таки согласились со своими мужьями. И все были безмерно счастливы…

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс