Доброе сердце

Мышка уже давно сделала свой выбор и готова признаться своему избраннику во всём.
Ведь после свадьбы жизнь только начинается...

Глава 1.

Спасатели возвращались домой после очередного приключения. Расстройство последнего плана профессора Нимнула очень серьёзно вымотало их всех (а особенно сильно — прекрасную мышку) физически. «Крыло», несмотря на все протесты Чипа, Гайка доверила вести наименее уставшему члену команды — Дейлу. И красноносый бурундук не обманул ожиданий золотоволосой мышки. Он вёл самолёт настолько плавно и аккуратно, насколько это было возможно, чтобы не потревожить слегка задремавшую на заднем сиденье изобретательницу.

Но вот, наконец, полёт закончился. Дейл мягко посадил «Крыло» на ВПП (при посадке Гайка всё-таки проснулась от лёгкого толчка), и Спасатели, с трудом выбравшись из самолёта, вошли в Штаб.

— Да, друзья… — протянул Рокки, расположившись на краю дивана в гостиной. — Сегодня, после такого тяжёлого испытания, я вряд ли смогу приготовить ужин…

— Не беспокойся, Рокки, мы все сегодня заснём раньше, чем ты дойдёшь до кухни! — ответил австралийцу улыбающийся весельчак.

— Дейл прав… Хотя он всё равно будет смотреть телевизор… — кивнул Чип. — Сейчас нам больше всего необходимо как следует отдохнуть… Вы как хотите, а я пойду спать… Спокойной ночи, друзья!

— Спокойной ночи, Чип! — в унисон ответила ему команда.

Рокки и Вжик тоже разошлись по своим комнатам. Дейл также направился было в спальню следом за Чипом, но тут его остановил шёпот:

— Дейл… Подожди, пожалуйста…

Бурундук медленно обернулся. Полуспящая Гайка сидела на диване и со слабой улыбкой смотрела на него. И весельчак, словно на крыльях, подлетел к изобретательнице:

— Что случилось, Гаечка? Тебе плохо?!

— Нет-нет, Дейл… — успокаивающим голосом ответила мышка. — Просто… Просто сегодня я так… Так сильно устала… Пожалуйста, отнеси меня в мою комнату… Прошу тебя…

Дейл замер на месте, словно поражённый молнией. Такой просьбы от Гайки он и не надеялся услышать! Несмелой рукой бурундук дотронулся до щеки мышки. Та широко улыбнулась в ответ:

— Ну же, Дейл… Смелее…

Слова мышки ещё больше озадачили бурундука. «Боже мой, неужели это значит, что она…» — дальше Дейл не смел даже думать. Густо покраснев, весельчак взял изобретательницу на руки и понёс её в комнату, которая находилась рядом с мастерской, на верхнем этаже. Блаженствующая Гайка обняла Дейла за шею.

Аккуратно и бережно положив золотоволосую мышку на кровать, бурундук пожелал ей «спокойной ночи» и собрался было уходить… Но что-то удерживало его, не давало сдвинуться с места… Гайка тем временем предавалась размышлениям:

«Всё… Хватит… Больше я так не могу! Если я сейчас же не расскажу ему обо всём, что творится у меня на сердце и в душе, я просто-напросто сломаюсь… Мне ведь так давно хочется поговорить с ним на эту тему… Да и папа уже мной недоволен… Как же сильно я хочу узнать, что думает обо всём этом Дейл… Ну всё, Гайка, ХВАТИТ! Хватит себя мучить! Давай же, действуй!!!».

 И мышка решилась. Вскочив с кровати и молниеносно схватив бурундука за рукав гавайки, она притянула его к себе:

— Дейл…

— Да, Гаечка… — дрогнувшим голосом отозвался бурундук.

— Дейл… Подожди… Не уходи… Я… Я должна сказать тебе что-то очень важное… Сядь, пожалуйста…

— Мне?! — опешил Дейл. Его ноги подкосились, и весельчак плюхнулся на кровать Гайки.

— Тебе, Дейл… Именно тебе… — заверила его мышка.

Она села рядом с бурундуком и взяла его за руку, переплетя пальцы. Едва их ладони коснулись друг дружки, Гайка почувствовала, как сильно волнуется Дейл. Сама мышка волновалась ничуть не меньше, но пока ей удавалось хорошо скрывать это обстоятельство. Сделав несколько глубоких вдохов, чтобы собраться с духом, изобретательница начала:

— Дейл… Выслушай меня, пожалуйста… Мы все, как команда Спасателей, прошли через многие испытания, порой очень сложные, опасные, неприятные и крайне тяжёлые… Как, например, сегодня, когда я не смогла вести самолёт…

— Гаечка, судя по тому, как крепко ты сейчас сжала мою руку, этого не скажешь… — улыбнулся Дейл.

— Ты прав. И всё это — результат твоей помощи…

— Моей помощи?! Но что я такого сделал? Я же только вёл самолёт!

— Не только, Дейл. Ведь ты только что нёс меня на руках. И наверняка видел, в каком я была состоянии…

— Да… — задумался бурундук. — Видел… Ты выглядела… очень уставшей, Гаечка… Ты даже не могла ходить… А сейчас…

— Да, Дейл… Именно ты помог мне вновь набраться сил…

— Я?! Но как?!

— Всё просто… Одно лишь прикосновение к тебе придаёт мне сил…

Не закончив фразы, изобретательница подняла свободную левую руку и несмело дотронулась до сердца бурундука. И только после этого прошептала:

— …дорогой мой… Я… люблю тебя, Дейл…

— Что?! Что ты сказала?! — воскликнул бурундук, едва не потеряв сознание. Он не мог поверить собственным ушам. Та мышка, которую он любил больше всего на свете, только что сама призналась ему в любви! Повисла неловкая пауза…

Дейл уже открыл было рот, чтобы ответить Гайке, но тут случилось непредвиденное. Внезапно мышка убрала обе руки от бурундука и схватилась за сердце, опустив голову и коротко вскрикнув. Изобретательницу начала сотрясать мелкая дрожь…

— Что с тобой, Гаечка?! — Дейл аж побледнел. Дрожащей рукой он дотронулся до скрещенных на сердце рук мышки. – Прошу тебя, не молчи…

Помолчав несколько секунд, показавшихся бурундуку вечностью, мышка (не поднимая головы) ответила тихим, немного хриплым и слегка дрожащим голосом:

— Прости меня, Дейл… Я больше не могла терпеть… Я так… так долго хотела сказать тебе эти слова, что за это время… сильно заболела тобой, любимый… Прошу, скажи, что ты чувствуешь… по отношению ко мне… Уверяю тебя, меня устроит любой ответ… Скажи, нужна ли тебе такая…  эгоистка, как я? Только не молчи… Умоляю, не молчи…

Всё ещё не веря собственному счастью, бурундук нежно обнял мышку за шею:

— Гаечка… Посмотри на меня…

Дрожащая изобретательница слегка покачала головой:

— Не могу, Дейл… Не смею… У меня больше нет сил…

— Ну пожалуйста, Гаечка… Очень прошу тебя…

«Кажется, сейчас я всё-таки узнаю правду… Если бы ты только знал, как я боюсь услышать отказ, Дейл… Неужели моя любовь так и останется безответной?» — с тревогой подумала мышка. Медленно, с трудом превозмогая боль в сердце, она подняла голову и несмело взглянула на бурундука:

— Да, Дейл… Я слушаю… — прохрипела она.

Сияющий от счастья бурундук широко улыбнулся и кивнул:

— Я люблю тебя, Гаечка! Больше всего на свете!!! Люблю тебя такой, какая ты есть, драгоценная моя…

Только сейчас, впервые за многие годы, изобретательница смогла вздохнуть с облегчением. Мышка также широко улыбнулась и из последних сил бросилась на шею к бурундуку:

— Боже мой, Дейл! Счастье моё! Не могу поверить, я дождалась! ДОЖДАЛАСЬ!!! — Гайка обняла его так сильно, как только могла. Визжащая от радости изобретательница долго не могла остановиться… Но вскоре силы всё же оставили её, и золотоволосая мышка заснула прямо в объятиях столь дорогого для неё бурундука.

«Господи… Какая же Гаечка, оказывается, сильная… И в то же время – такая ранимая, беззащитная… Как же я виноват перед тобой… Очень долго я заставлял тебя мучиться, скрывал от тебя правду… Не признавался, что люблю тебя… Ведь этот жест, когда ты попросила отнести тебя в комнату, был более чем прозрачным намёком… А я так и не осмелился начать разговор первым… Прости меня, Гаечка… Прости, если только сможешь…»

Бурундук хотел было уложить изобретательницу на кровать, но почти сразу же передумал. Ведь при этом он мог разбудить мышку. И Дейл принял единственно верное, по его мнению, решение – пожертвовать собственным сном ради Гайки. К тому же мысли о том, что сейчас от него зависит спокойствие и здоровье мышки, многократно увеличивали его силы.

Прошёл час. Бурундук всё так же смирно сидел на краю кровати, стараясь не двигаться. И вскоре олимпийское спокойствие и выдержка Дейла были вознаграждены. Гайка зашевелилась и приоткрыла глаза:

— Дейл… Любовь ты моя вечная…

— Гаечка… Милая моя… Проснулась…

— Боже мой… — смутилась мышка. — Я всё-таки уснула? Ещё больше измучив тебя… Прости, не сдержалась…

— Ну что ты, Гаечка! Наоборот, мне было очень приятно… К тому же, ты недолго спала…

— Недолго? А сколько? Уже утро?

— Часа полтора… На дворе ещё ночь…

— И ты… всё это время не спал и… держал меня на руках?!

— Да… Я очень боялся разбудить тебя…

— Спасибо, любимый… – прошептала мышка, сливаясь в длительном поцелуе с бурундуком. – Знаешь, Дейл, за это время я отлично выспалась… Никогда ещё мне не было так уютно, как сейчас, в твоих сильных руках…

Немного оклемавшись, Гайка вновь изо всех сил вцепилась в Дейла:

— Дейл… Ты просто не представляешь, как долго я ждала этого дня… — бодрый голос мышки, наконец, развеял все опасения бурундука.

— Представляю, Гаечка… Я ждал не меньше тебя… Я ведь очень давно влюбился в тебя, ненаглядная моя… Прости, что заставил тебя так долго мучиться… Прости, если сможешь… – ответил Дейл, ласково погладив изобретательницу по голове. Мышка, широко улыбнувшись, кивнула. — Я много раз хотел признаться тебе в своих чувствах, но…

— Боялся, что я скажу «нет»? – догадалась мышка.

— Да, Гаечка… Всё это время я жил призрачной надеждой, что ты… неравнодушна ко мне… Именно эта надежда давала мне силы жить дальше… Я сам не знаю, что бы со мной произошло, если бы моя надежда рухнула!

— Боже мой, Дейл… У меня всё было практически так же… Я влюбилась в тебя, самого лучшего бурундука на свете, ещё очень давно…

— Правда? – удивился раскрасневшийся сильнее своего носа весельчак.

— Да… Именно ты, только ты был, остаёшься и навсегда будешь для меня большим, чем просто друг… Сначала я не понимала, какие чувства испытывала к тебе… То, что это – любовь, я осознала совсем недавно, когда увидела, как сильно ты переживал за меня, когда мне грозила опасность… Никто за меня так не переживал, как ты, Дейл… И даже это не самое главное. Самое главное, за что я тебя люблю – это за твою безграничную доброту, заботу, нежность, за способность физически и морально поддержать меня… Ты единственный в команде, кто вспоминает об отдыхе… Если бы не ты, я даже не знаю, что бы было со мной и где бы я была сейчас… Порой так необходимо бросить всё и просто отдохнуть… Просто взять и отдохнуть… И всё это время я по-настоящему любила тебя… Только тебя одного, Дейл… Но… из-за страха разрушить команду я молчала…

— И что же изменило твоё мнение, Гаечка? Что подтолкнуло тебя к сегодняшнему шагу? Неужели только тот факт, что мне удалось довести самолёт до Штаба без происшествий? И неужели теперь ты не боишься разрушить команду? – засыпал Дейл вопросами Гайку, едва услышав столь трогательные слова.

— В том числе, Дейл… За этот небольшой отрезок времени я увидела сон… Мне снился  Гиго, мой папа… Он сказал, что сильно переживает за меня… Сказал, что ему очень больно видеть, как я мучаюсь… Боль в сердце не давала мне покоя, только я никому из вас об этом не говорила… И сегодня я, наконец, решилась…

Слушая признания мышки, бурундук всё крепче прижимал её свободной рукой к себе.

— Какая же ты молодец, Гаечка! – воскликнул Дейл, сливаясь с изобретательницей в жарком затяжном поцелуе.

Счастливая парочка наслаждалась мгновением, к которому она шла много лет. Им пришлось пройти через многое. Через опасности, недопонимание, даже разлуку, а также через другие негативные проявления. И сейчас, освободившись от тяжкого груза, так долго мешавшего их счастливой жизни, они видели только друг друга…

— Я люблю тебя, Дейл…

— Я тебя тоже, Гаечка…

— Дорогой…

— Любимая…

— Дейл…

— Гаечка…

— Сокровище моё…

— Прелесть моя…

И ещё очень долго бурундук и мышка наслаждались обществом друг друга…

— Дейл…

— Да, Гаечка…

— Прошу тебя, подлечи моё многострадальное сердце…

— Каким же образом я могу это сделать, милая моя?

— Просто дотронься до него, Дейл…

Бурундук несмело протянул руку и медленно, с опаской прижал её к сердцу мышки. И сразу же чуть было не отдёрнул. Вопреки ожиданиям Дейла, сердце Гайки бешено колотилось. Оно было готово выпрыгнуть из груди. Мышка почему-то очень сильно нервничала.

— Мой добрый Дейл… — застонала изобретательница, едва почувствовав, как по её сердцу разливается мягкое тепло от руки весельчака. Мышка ещё крепче прижалась к бурундуку. — Как же мне хорошо с тобой…

— Мне тоже, Гаечка… Скажи, что с тобой происходит, что тебя так сильно беспокоит? Прошу, скажи, не молчи… — заволновался Дейл.

Мышка, также положив руку на сердце бурундука, дрожащим голосом ответила:

— Дейл, я… Я боюсь… Мне очень страшно…

— Боишься? – удивился весельчак. – Но чего, Гаечка?

— Боюсь, что всё то, что сейчас происходит – лишь сон, и завтра утром…

— Гаечка! Неужели у тебя ещё остались сомнения? – воскликнул Дейл, успокаивающе погладив её по щеке. – Тогда приготовься…

Золотоволосая изобретательница не успела понять, к чему ей следует приготовиться. Только крепкие объятия, в которые бурундук заключил любимую мышку, и его долгий поцелуй сделали своё дело. Сомнения постепенно развеивались, уступая место спокойствию, которое обволакивало изобретательницу с головы до ног…

— Теперь веришь, Гаечка?

— Да… Теперь верю… Благодарю тебя, Дейл… — прошептала едва обретшая дар речи Гайка.

Бурундук, который всё это время не убирал правую руку с сердца мышки, с удовлетворением отметил, что оно стало биться спокойнее. И всё-таки…

— Гаечка…

— Да, Дейл…

— Скажи, Гаечка… Что тебя… продолжает беспокоить?

— Как ты догадался?! – удивилась мышка. Бурундук ничего не ответил, а только едва заметно подмигнул и слегка пошевелил пальцами правой руки. Густо залившаяся краской изобретательница смущённо опустила голову:

— Ты прав, Дейл. Совсем забыла… Догадался, хитрец ты этакий… Я… хочу спросить тебя…

— Спрашивай, Гаечка… Я готов ответить на любые твои вопросы!

— Дейл… Я очень хочу, чтобы мы… всегда были вместе… Скажи, любимый, ты… останешься со мной?

— Гаечка, ну посуди сама… — улыбнулся бурундук. – Ну куда, куда я могу уйти от мышки, которую я люблю больше всего на свете? Я никогда, ни за что и никуда не уйду. Навеки останусь с тобой… Только с тобой, Гаечка, прелесть моя… — ответил весельчак, вновь крепко прижав изобретательницу к себе.

— И я тоже… — успокоилась мышка. – Как же я счастлива, Дейл! И… прости, если обидела нехорошими подозрениями…

— Ну что ты, Гаечка! Нисколько не обидела… Не переживай…

Сердце Гайки стало биться ещё более спокойно. И всё же по-прежнему сохранялись остатки волнения, не ускользнувшие от внимания Дейла.

— И ещё одно…

— Я слушаю, Гаечка… Хотя, подожди… – прошептал бурундук, приложив ладонь к губам мышки. – Кажется, я догадываюсь, о чём тебе хочется меня спросить… О том, хочу ли я, чтобы у нас были… дети? Я прав?

Впрочем, отвечать мышке не потребовалось. Вновь забившееся в бешеном ритме сердце выдало её с головой.

— Гаечка, драгоценная моя… Ты… действительно хочешь этого?

— Да, Дейл… Ты прав… Я очень хочу, чтобы у нас появились дети… У нас с тобой… — кивнула мышка, положив голову на плечо бурундука.

— Поверь, любимая, мне хочется того же самого… Признаться, я даже не надеялся когда-либо услышать от тебя подобное предложение… — немного смутился весельчак.

— Но почему, Дейл? – удивилась мышка. – Почему?

— Просто… мне всегда казалось, что на детей у тебя нет и быть не может времени, Гаечка… Ведь ты так увлечена изобретениями… — Дейл, не смея глядеть в глаза Гайке, густо покраснел и низко опустил голову.

Мышка тоже покраснела, но всё-таки ответила:

— Ты вновь оказался прав, Дейл. Прости меня, пожалуйста… Действительно, до сегодняшнего дня я практически не думала о детях. Но сейчас, когда у меня появился ты, мне больше не хочется полностью сосредотачиваться на изобретениях… Теперь мне хочется в большей степени посвятить себя семье и нашим с тобой будущим детям…

Бурундук, не смея верить услышанному, всё-таки пересилил себя и посмотрел на мышку. На лице Гайки к этому моменту уже вовсю играла ослепительная, белоснежная улыбка. Дейл, полностью успокоившись, тоже улыбнулся, и их губы вновь слились в длительном поцелуе…

Через некоторое время мышка щёлкнула выключателем, и Штаб Спасателей окончательно погрузился в темноту…

 Глава 2.

 Лидер Спасателей (впрочем, как и Рокки со Вжиком) отлично выспался этой ночью. Встав рано утром, он умылся, быстренько позавтракал и побежал в ближайший киоск за газетами. Вернувшись с огромной охапкой прессы, Чип начал методичные поиски какого-либо дела, которое могло бы их заинтересовать. Как назло, ничего интересного не было. В недоумении пожав плечами, Чип включил телевизор в надежде найти там хоть какое-нибудь интересное дело. Но и тут лидеру Спасателей не повезло. Ведущий сообщал только положительные новости. Ни одного преступления, ни одного дела…

— Ну что, Чип, ничего нового? – спросил вошедший в гостиную австралиец с мухой на плече.

— Да, Рокки… Тишина… Нимнул устраняет последствия вчерашнего разгрома, Толстопуз вообще улетел в отпуск… И никаких дел, ничего нового… Думаю, что и в полицейском участке то же самое… Грустно…

— Ну ничего, Чиппи. Будут, будут у нас новые дела. Но только не сегодня… Не знаю как ты, а мы с Вжиком сегодняшний день предпочитаем потратить с пользой для себя… Даже Толстопуз улетел в отпуск, а тебе разве не хочется хоть один день потратить на себя?

— Ну… Не знаю, Рокки. Я ведь вообще уже забыл, что это значит – отдыхать… Ты же знаешь меня… — задумался Чип. — Кстати…

— Что такое, дружище?

— А где Дейл? И… Гайка?

— Не знаю, старина… – задумался Рокки. – Сегодня я их ещё не видел. Они даже не завтракали. Странно…

Заподозрив неладное, лидер Спасателей пулей бросился в мастерскую Гайки. Могучий австралиец со Вжиком на плече кинулся следом. Чипу хватило общего взгляда, чтобы понять – Гайка здесь сегодня не работала. Все приборы в мастерской были выключены, и вообще, в помещении царил относительный порядок…

***

 

Гайка наконец-то проснулась и, сладко зевнув, взглянула на Дейла. Бурундук ещё спал, временами негромко посапывая. Изобретательница мягко погладила его ушки, но, не дождавшись реакции, слегка нахмурилась и взглянула на часы. Они показывали двадцать минут двенадцатого.

«Да, долго же мы, однако, проспали…» — подумала изобретательница. Не спеша одевшись, она вновь подошла к кровати:

— Любимый, вставай… Утро уже наступило… — сладко прошептала мышка прямо на ухо бурундуку, одновременно с этим погладив его по щеке. Тот, моментально проснувшись (он лишь притворялся, что крепко спит), застал Гайку врасплох. Руки весельчака моментально и очень крепко зажали изобретательницу в объятиях, а губы – в длительном, жарком поцелуе.

— Дейл… Ещё вчера вечером я убедилась, что ты такой сильный… Но в то же время – такой ласковый и заботливый бурундук… И вдобавок хитрый… Но я не думала, что настолько… — ответила смущённая, раскрасневшаяся мышка, едва обретя дар речи.

— Спасибо, Гаечка… – бурундук тоже смутился. – Знаешь, вот я сейчас обнимаю тебя и думаю…

— О чём, Дейл?

— О том, насколько же мало мы знаем друг о друге…

— Ты прав, дорогой… Уверена, у нас будет предостаточно времени, чтобы открыться друг другу, не так ли?

— Именно так, Гаечка…

Мышка, широко улыбнувшись, кивнула. Дейл тоже улыбнулся и пошёл одеваться. Воспользовавшись тем, что Дейл на секунду отвлёкся, когда рассматривал своё отражение в зеркале, Гайка крепко обняла его и бросилась к нему на руки. Теперь уже бурундук оказался застигнутым врасплох.

— Не тяжело, Дейл? Не устанешь?

— Гаечка… Красавица моя… Я готов носить тебя на руках всю жизнь… И всё же, не надо этого сейчас…

— Почему? – нахмурилась мышка. – Что случилось?

— Скажи, а ты не допускаешь варианта, что мы можем столкнуться с Чипом? И нам придётся всё рассказать? Честно говоря, не думаю, что сейчас у нас найдутся подходящие слова…

— Да, Дейл, тут ты, пожалуй, прав… — задумалась загрустившая Гайка. – Придумала! – вдруг воскликнула она. – Донеси меня хотя бы до входа в гостиную, а там уж я пойду сама… Ну подумай, Дейл, не будет же он нас здесь караулить? – блаженствующей мышке сейчас очень не хотелось слезать с рук столь дорогого ей бурундука.

— Договорились, Гаечка… — кивнул Дейл, направляясь к двери.

 

***

И тут в голове Чипа мелькнула крайне неприятная догадка. Не говоря ни слова Рокфору и Вжику, он со всех ног бросился к двери спальни изобретательницы, и… остановился как вкопанный. Дверь открылась, и оттуда вышел Дейл с Гайкой на руках. Мышка с растрёпанными волосами крепко обнимала бурундука за шею.

«Вот и всё…» — подумал командир.

Шокированный зрелищем Чип медленно развернулся и, низко опустив голову, пошёл прочь. Но не успел лидер Спасателей пройти и нескольких шагов, как он вздрогнул, потерял равновесие и рухнул на пол лицом вниз.

— ЧИП! ЧИП!!! Что с тобой?! — в один голос закричали Спасатели, подбегая к своему лидеру. Тот всё так же неподвижно лежал на полу. Первым делом Рокфор, протянув руку, нащупал пульс на запястье бурундука:

— Жив. Слава Богу, жив… — облегчённо вздохнул австралиец.

— И что, что нам с ним делать? – спросил перепуганный Дейл.

— Лучше сразу отвезти его в больницу… Гаечка, Дейл, вы со мной?

— Конечно, Рокки! – кивнула изобретательница. – Ведь в случившемся виновата только я…

— Не надо, Гаечка… — в унисон возразили Дейл и Рокфор. Могучий австралиец для лучшего воздействия одновременно обнял изобретательницу и весельчака, крепко прижав их друг к другу.

И Спасатели побежали к «Крылу». Крупный мыш, аккуратно подняв лидера Спасателей, бросился следом. Бережно уложив Чипа на заднее сиденье самолёта, Рокфор спросил команду:

— Мне, что ли, сесть за штурвал?

— Нет, Рокки, – возразил Дейл. – Поведу «Крыло» я. И… не спорь сейчас со мной, Гаечка… – продолжил бурундук, повернувшись вправо и обняв обеспокоенную мышку.

— Хорошо… Я полностью доверяю тебе… — прошептала изобретательница.

«Крыло» под управлением Дейла вылетело в направлении больницы. Благо, она находилась недалеко от их Штаба, примерно в семи минутах лёта. Сидевший сзади австралиец не мог больше молчать:

— Дейл, ну как же ты мог?!

— Не надо, Рокки, не сердись на Дейла! – ответила за него Гайка. – Это я во всём виновата… И теперь из-за нашей любви случилась трагедия… Господи…

— Гаечка, любимая, ну не вини себя ни в чём, умоляю…

— Да, друзья мои… — вздохнул успокоившийся австралиец. – Долго же я ждал этого дня… Ждал, когда вы, наконец, будете вместе… Дождался…

— Ты ждал этого?! – Дейл и Гайка от неожиданности подпрыгнули в своих креслах.

— Ну а как же иначе? Ведь я же видел, Гаечка, я всё видел… Ведь между вами произошло множество событий, которые ясно говорили об этом. Вспомнить хотя бы тот случай, когда Дейл притворился, что сломал ногу… Или, например, когда за «Дейлом» прилетели пришельцы… Помню, очень хорошо помню, как ты его обнимала, когда он вернулся… И с Дейлом то же самое… Да и мне очень приятно, что ты, Гаечка, всё-таки решилась…

— Подожди… — всполошилась изобретательница. – Ты что, слышал наш разговор?!

— Какой разговор? – удивился могучий мыш. – Я ничего я не слышал… Да и без слов всё уже понятно… И знаешь, Гаечка, дорогая, ты просто не представляешь, как я счастлив! Я очень рад, что вы, наконец, вместе… Я рад за вас, друзья мои…

— Спасибо, Рокки! – широко улыбнулись мышка и бурундук.

— Эх, как бы мне хотелось, чтобы Чип не ушёл от нас… Мне будет очень тяжело, если наша команда распадётся… — грустно протянул Дейл, вспомнив про своего друга.

— Мне тоже, Дейл…

— И нам с Вжиком тоже… Впрочем, я не думаю, что он уйдёт… – задумался Рокфор. – Вне всякого сомнения, сейчас для него произошедшее — сильнейший шок. Но ничего, Чип у нас сильный. Справится. И тоже, надеюсь, вскоре создаст свою семью.

— Хотелось бы… — кивнула Гайка, завидев приближающуюся больницу.

Глава 3.

 — Что с ним, доктор? Что с нашим другом? С ним всё в порядке? – накинулись Спасатели на пожилого доктора-хомяка, едва тот вышел из кабинета.

— Вы абсолютно правильно сделали, что привезли его к нам… У него случился инфаркт…

— ЧТО?!

— Это надолго?

— Не беспокойтесь, сейчас его жизнь вне опасности… Его организм обязательно справится. Но для его же безопасности будет лучше, если он останется в больнице хотя бы в течение трёх недель… Сейчас ему ни в коем случае нельзя напрягаться… Пока это всё.

— Спасибо, доктор… — поблагодарили врача успокоенные Спасатели.

— Мы… можем пройти в палату? – спросил Дейл.

— Можете, но только не сейчас… Приходите лучше завтра днём. Для вашего друга сейчас самое главное – полный покой…

— Спасибо, что помогли Чипу, доктор. СПАСИБО! – поблагодарили пожилого хомяка Спасатели, крепко пожав ему руки. Обрадованные грызуны отправились домой, в Штаб.

На следующий день команда вновь пришла в больницу. Как и обещал доктор, сейчас Спасателям разрешили зайти в палату, где лежал Чип.

— Ну что, зайдём все вместе или по очереди? – спросил Рокфор у остальных.

— Я пойду первым! – заявил красноносый бурундук.

— Но… — попыталась возразить мышка.

— Гаечка, прошу тебя, дай мне первым поговорить с ним. Потом я тоже оставлю тебя и его наедине, если захочешь. Ты ведь собираешься ему что-то сказать, успокоить его, не так ли? – улыбнулся Дейл.

— Точно так, Дейл… Ступай…

Дейл медленно отворил дверь и вошёл в палату. Лидер Спасателей мирно спал, укрывшись одеялом. Дейл, пододвинув стул к кровати, сел рядом и взял Чипа за руку. Бурундук нехотя зашевелился. И только после крепкого «рукопожатия» лидер Спасателей окончательно проснулся и приоткрыл глаза:

— Дейл… Это ты?

— Да, Чип, это я… Хотя, наверное, ты не хочешь меня видеть…

— Как ты можешь так говорить, Дейл? – нахмурился командир. – Без тебя, своего лучшего друга, я уже просто не могу жить… Даже после вчерашнего…

— Скажи, ты сердишься на меня? – дрогнувшим голосом спросил Дейл.

Лидер Спасателей, ответив своему другу слабым пожатием, отрицательно покачал головой:

— Нет, я на тебя нисколечко не сержусь… И прекрати себя винить! Только скажи мне…

— Что сказать, Чип? – едва выдавил из себя потрясённый до глубины души бурундук.

— Как… Как тебе удалось… Как ты осмелился… рассказать обо всём Гайке?

— Это не я…

— ЧТО?! – поразился лидер Спасателей. – Как это не ты?

— Это… сама Гаечка…

— Она… сама призналась тебе… в любви?!

— Угадал…

Лидер Спасателей хотел было встать, но улыбающийся Дейл не давал ему этого сделать:

— Лежи, лежи спокойно, дружище. Сейчас тебе нельзя напрягаться…

После нескольких бесплодных попыток подняться лидер Спасателей всё-таки согласился с другом и оставил свои попытки встать.

— Я… я не верю тебе, Дейл… — выдавил из себя Чип. Впрочем, так он сказал скорее для собственного успокоения. За сегодняшнее утро он уже всё понял и осознал.

— Не веришь? Хорошо, сейчас сам во всём убедишься. Я позову Гаечку, и вы поговорите…

И прежде чем Чип успел возразить, бурундук в красной гавайке выбежал из палаты. Через несколько секунд на стуле рядом с Чипом, держа его за руку, сидела уже мышка в фиолетовом комбинезоне…

— Гайка…

— Да, Чип, это я…

— Дейл… разрешил тебе, чтобы мы разговаривали… наедине?!

— Да… И не просто разрешил, а НАСТОЯЛ на этом разговоре… Скажи, Чип, ты, наверное, уже ненавидишь меня?

— Что за страшные вещи ты говоришь, Гаечка?! – воскликнул Чип, вздрогнув всем телом. – Как я могу тебя ненавидеть?! Всё совсем наоборот… Я… даже рад, что всё, наконец, разрешилось… Теперь ты сделала свой выбор…

— Разбив тебе сердце… — всхлипнула помрачневшая изобретательница.

— Не надо, Гайка… – протянул обеспокоенный бурундук, погладив мышку по щеке. – Не плачь… Поверь, для меня самое главное – чтобы ты была счастлива. И абсолютно неважно, с кем…

— Спасибо, Чип… — слегка кивнула растроганная мышка. – И всё-таки, наверное, своими действиями я окончательно разрушила команду… И теперь мы можем потерять тебя…

— Нет, Гайка! – покачал головой лидер Спасателей. – Ты ничего не разрушила!

— Конечно, когда теперь я довела тебя до инфаркта… — хмыкнула изобретательница.

— Гайка, я… абсолютно ни в чём тебя не виню… Поверь мне, пожалуйста, прошу тебя… Не переживай по этому поводу… Подумай лучше о детях…

— Откуда ты знаешь, что у нас с Дейлом будут дети?! – всполошилась мышка.

— Я догадался… Твои вчерашние растрёпанные волосы были красноречивее любых слов…

Изобретательница смущённо опустила голову.

— Гайка, пойми главное. Я на тебя ни за что не сержусь… К тому же, моя болезнь скоро закончится, и я обязательно вернусь к вам.

— Ты… — прошептала мышка, светлея лицом. – Ты… останешься в команде? Останешься нашим общим другом?

— Конечно! Ведь мы, прежде всего — Спасатели. И мы останемся ими, пусть теперь и в другом формате… Вы все за это время стали для меня очень близкими друзьями, почти родственниками… И я никогда, ни за что и никуда не уйду от вас… Кстати, а где Рокки и Вжик?

— Здесь, Чип. Мне позвать их?

— Позови, если тебя не затруднит…

Изобретательница открыла двери, и в палату вошли все Спасатели. Рокки нёс на плече огромный мешок орехов, которые они с Дейлом собрали накануне. Лидер Спасателей просто растаял:

— Спасибо, друзья… Как же я счастлив, что встретил в своей жизни всех вас… Веселого Дейла, умную Гайку, сильного Рокки и проворного Вжика… Спасибо вам всем… Просто за то, что вы есть, друзья мои…

Расчувствовавшиеся Спасатели крепко пожали слабую руку своему лидеру:

— Выздоравливай скорее, Чип!

— Поправляйся, дружище!

— Ты нам нужен здоровым, командир!

Вжик тоже что-то прожужжал.

— Так-так, время посещений уже закончилось… — проворчал недовольный врач, приоткрыв дверь палаты.

— Всё-всё, мы уже уходим… – кивнули посетители, нехотя покидая палату.

 

 Глава 4.

 Прошло три дня. Дейл и Гайка поженились. Свадьбу бурундук и мышка решили организовать в помещении больничной столовой, чтобы их лучший друг в этот радостный для них день не остался в тени. Однако ни Тамми (по просьбе Чипа), ни Фокси (по просьбе Дейла) не были приглашены на свадьбу. К тому же о судьбе летучей мышки никому из Спасателей не было ничего известно…

Каждый день Спасатели (уже в новом формате) навещали своего лидера. Тем не менее, несмотря на частые и тёплые визиты столь близких ему друзей, бурундук всё равно грустил, хоть и виду не показывал. Теперь, когда Дейл и Гайка были вместе, и изобретательница уже ждала детей, Чип осознал, насколько сильно он нуждается в собственной семье. Ему всё меньше хотелось вновь возвращаться к «работе» командира. Лидер Спасателей вспомнил слова Рокфора:

«Не знаю как ты, а мы с Вжиком сегодняшний день предпочитаем потратить с пользой для себя… Даже Толстопуз улетел в отпуск, а тебе разве не хочется хоть один день потратить на себя?»

«Да, теперь времени у меня предостаточно. Жаль, что никого сейчас нет рядом со мной…» — подумал лидер Спасателей, выходя на небольшую площадку вокруг больницы. Он сел на лавочку, откинулся на спинку, закрыл глаза и с головой погрузился размышления.

«Интересно бы вспомнить всех, к кому я неравнодушен… Первая, кого я помню, это Кларисса… Очень весёлая, интересная и озорная бурундучиха… Хорошо было с ней… Жаль, что мне не известно, где она сейчас… Далее – Тамми… Замечательная белочка, единственный минус – часто вешалась мне на шею… Хотя, по правде говоря, это мне нравилось… Надо бы навестить её после выздоровления… Далее – Фоксглав… Ну нет, ей же нравится Дейл… СТОП! Но теперь они уже точно не будут вместе, ведь Дейл уже женат на Гайке! А что? Тоже вариант… Ведь она тоже красивая мышка, и даже летает вроде без аварий… Да… Вряд ли кто-нибудь из них знает, что я сейчас здесь, один… В то же время я и сам сейчас не готов к серьёзным разговорам… Да, Чип, пора признаться самому себе – это зависть. Хоть и белая, но всё же зависть…»

Погрузившись в размышления, Чип и не заметил, как заснул. Врачам больницы не оставалось ничего другого, кроме как аккуратно перенести спящего бурундука в его палату.

 Глава 5.

 Вечером этого же дня Гайке пришли в голову идеи, касающиеся новых (уже совместных) изобретений. Во избежание дальнейших эксцессов, подобных тому, что произошёл с лидером Спасателей, мышка решила заняться сборкой медицинского оборудования (как стационарного, так и переносного). Дейл с неподдельным энтузиазмом воспринял эту идею, и сразу же вызвался помочь Гайке. До поры до времени всё шло гладко. Но ближе к ночи выяснилось, что для завершения первого их совместного изобретения не хватает нескольких запчастей. Мышка отправилась в гостиную, где сидели Рокки и Вжик. Австралиец лениво щёлкал кнопками пульта телевизора, пытаясь найти хоть что-нибудь интересное.

— Рокки…

— Да, Гаечка, что случилось?

— Нам нужна твоя помощь, Рокки.

— А что случилось? Новое дело? – насторожился могучий австралиец, рывком вскочив с дивана.

— Нет-нет, Рокки… Просто… У нас опять закончились детали для новых изобретений… И нам нужна твоя помощь…

— Ради тебя, Гаечка – что угодно!

— Спасибо заранее, Рокки! Нам понадобится… — и мышка передала могучему австралийцу небольшой список. Рокки, прочитав его про себя, удивился:

— Неужели всё это можно найти у нас в городе?!

— Не сомневаюсь, Рокки. Два дня назад у нас в городе была выставка последних достижений человеческой мысли… Я уверена, что после неё много чего интересного осталось лежать на свалке… Возьми рейнджермобиль, мигом доберёшься…

— Но Гаечка, может, завтра? Сейчас же уже почти ночь…

— Ну пожалуйста, Рокки, помоги нам с Дейлом… И, кроме того, есть ещё одно обстоятельство…

— Какое, Гаечка? Ты меня пугаешь!

— Не хотела говорить, но сегодня мы с Дейлом… съели все твои сырные шарики… Да и остальной сыр тоже…

— Что?! У нас на сегодня больше нет сыра?! Эх… Ладно уж, помогу… Уже бегу!

— Спасибо большое, Рокки! Возвращайся скорее! – крикнула ему вслед изобретательница.

Глава 6.

В этот вечер Фоксглав решила облететь городскую свалку. Пролетая над кладбищем старых автомобилей, она благодаря своему отличному ультразвуковому слуху обнаружила знакомую личность. Это был Рокфор из команды Спасателей.

«Что он здесь делает, в столь позднее время?» — удивилась Фокси, и решила понаблюдать за ним…

***

 

Рокки, приехав на свалку, долго бродил по сумеречным закуткам из различного лома. Гайка не ошиблась. После выстави действительно осталось много «полезного и интересного мусора». Австралиец без особого труда нашёл всё по списку, составленному мышкой. Не хватало лишь одной детали. Поиски продолжались…

Вдруг он, услышав кошачий вой, насторожился. Рокки осторожно, оглядываясь по сторонам, продолжал поиски последней детали. Но при этом он совершенно забыл про необходимость смотреть под ноги, за что тут же получил сполна…

***

 

Наблюдая за ним, Фоксглав ужаснулась: австралиец споткнулся об шестерёнку от коробки передач и, кубарем улетев вперёд, врезался в какую-то конструкцию. Раздался жутковатый скрежет, затем лязг металла. Летучая мышка с помощью ультразвука увидела какую-то огромную металлическую конструкцию. А прямо под ней стоял… Рокфор. Фоксглав хватило доли секунды, чтобы понять — ещё несколько мгновений её бездействия, и на бравого мыша обрушится тяжеленный стальной сейф. Рокки замер от ужаса…

«О боже! Рокки, берегись!» — Фоксглав быстрее молнии полетела к оцепеневшему Рокфору…

***

 

Шум продолжал усиливаться, и тут… Что-то мелькнуло перед глазами австралийца, и какая-то неведомая сила отбросила его в сторону с довольно сильным рывком. Немного придя в себя и восстановив в голове кадры, предшествующие толчку, Рокки пришёл к ужасному выводу. В момент соприкосновения сейфа и головы Рокки летучая мышка оттолкнула его в сторону. Мыш огляделся по сторонам, но Фокси нигде не было. И тут ему в голову пришла ещё более ужасная мысль:

— Нет! Она там, под сейфом! Боже! НЕТ!!!

 Австралиец рванулся к месту трагедии и вдруг замер как вкопанный. Прямо у его ног лежала летучая мышка. Фокси была без сознания, а её правое крыло было придавлено этим злополучным куском металла.

Рокки, едва придя в себя после пережитого шока, попытался освободить зажатую мышку. Но не тут-то было. Тяжёлый сейф не поддавался даже могучим мускулам австралийца… «Да, если бы здесь была Гаечка, она бы наверняка что-нибудь придумала» — подумал Рокки, в изнеможении опустившись на землю.

— Точно! Земля! И как это я раньше не догадался… — воскликнул австралиец, бросаясь делать подкоп под крылом летучей мышки. И на этот раз у него всё получилось. Через две минуты Рокки с Фокси на руках и мешком с собранными деталями за спиной со всех ног бежал к рейнджермобилю.

Добежав до транспорта, могучий мыш ещё раз взглянул на летучую мышку, у неё был кровавый подтёк на лбу, и прошептал:

— Спасибо, Фокси, огромное спасибо! Я у тебя в долгу! И пора этот долг возвращать! Держись!!!

 Проговаривая последние слова, австралиец прыгнул за руль рейнджермобиля и помчался в больницу. Набрав большую скорость, Рокки не заметил небольшого препятствия на дороге и не успел вовремя затормозить или свернуть. Машину тряхануло так сильно, что могучего мыша выбросило с сиденья водителя и отбросило на несколько метров.

«Да, надо быть немного поосторожнее…» — подумал австралиец, с кряхтением поднимаясь. К счастью, обошлось без травм. Мало того, когда он подошёл к предмету, на который налетел рейнджермобиль, его радости не было предела. Его взору предстала та самая недостающая деталь, которую он так и не смог найти самостоятельно… Быстро убрав её в мешок, он вновь вскочил за руль и помчался в больницу.

Несмотря на позднее время, многие врачи были на своих местах в маленьких кабинетах. Фокси был поставлен не слишком тяжёлый диагноз —  сотрясение мозга средней тяжести и закрытый перелом правого крыла.

— Скажите, доктор, она выживет? — спросил Рокки у врача, вышедшего из операционной.

— И не сомневайтесь, мистер. Самое страшное уже позади. Вы очень вовремя её привезли. По моему мнению, недели через две-три она поправится, и даже будет отлично летать, как и раньше. Так что не волнуйтесь, а лучше помогите мне её отвезти в палату… Только вот в какой палате её разместить? У нас все палаты заняты… — задумался врач.

Тут Рокки вспомнил, что у Чипа достаточно места в палате, чтоб поставить ещё одну койку. И он не замедлил предложить свою идею доктору.

— А что? В принципе, годится, только вот особей разного пола в одной палате мы…

— Не волнуйтесь, доктор. Наш Чип неплохо знает эту летучую мышку… К тому же он нам говорил, что всё-таки ему скучно одному…

— Даже так? – удивился врач. – Хорошо, вы меня убедили…

Спустя несколько минут Фокси уже лежала в палате Чипа, который, в свою очередь, спал. И было очевидно, что бедняге-бурундуку снится кошмар, т.к. он постоянно ворочался с боку на бок, повторяя слово «Нет!» и дёргал ногами, будто убегая от кого-то.

— Спасибо вам, доктор — сказал Рокфор.

— Вам спасибо, вы вовремя её доставили, а значит, спасли ей жизнь…

— Это она меня спасла, а я только…

— Ступайте домой и не переживайте. С ней всё будет хорошо, — не дал договорить австралийцу врач.

— А можно мне сейчас…

— Нет-нет, сейчас ей нужен полный покой — снова отказал ему врач. — Так что ступайте, придёте завтра. Заодно и Чипа навестите…

— Хорошо… До свиданья доктор! До завтра!

Крепко пожав руку пожилому доктору, Рокки пошёл к своему транспорту. По дороге он ещё разок обернулся и взглянул на палату Фокси и Чипа.

— Спасибо тебе ещё раз!!! Поправляйся, Фокси!

С этими словами Рокки повернулся и направился к выходу.

По дороге в Штаб Рокки терзал один-единственный вопрос – рассказать ли о случившемся Гайке и Дейлу сейчас, или отложить разговор до завтра… Взвесив все «за» и «против», могучий австралиец всё-таки решился на немедленный разговор. «Если я промолчу, Гайка и Дейл всё равно узнают об этом завтра. У Гайки может случиться стресс, если не похуже… Не хватало ещё, чтобы из-за меня она потеряла детей…»

— Гаечка, держи… – войдя в Штаб, могучий австралиец протянул мышке и бурундуку (прождав Рокки длительное время, Гайка и Дейл решили, что сегодня они не успеют закончить, и уже готовились ко сну) мешок с деталями для их нового совместного изобретения.

— Спасибо, Рокки! – кивнули они, крепко обняв мыша.

— Боже мой! Все детали в сборе… — обрадовалась мышка, рассматривая содержимое мешка. Но тут она вспомнила ещё кое о чём:

— Рокки, а где же сыр?

— Не до сыра мне было, Гаечка… – лицо австралийца вдруг помрачнело, и Дейл с Гайкой насторожились.

— Что с тобой, Рокки?! Что случилось?

— Давайте присядем, друзья… — холодно предложил могучий мыш, направляясь к дивану в гостиной. Бурундук и мышка побежали следом. Когда они уселись, и австралиец уже начал рассказывать, Дейл неожиданно прервал его:

— Рокки, секундочку… — и бурундук повернулся к мышке.

— Гаечка…

— Что, Дейл?

— Пожалуйста, что бы сейчас не рассказал нам Рокки, не переживай сильно. Сейчас в твоём положении волноваться нельзя… – прошептал бурундук, погладив взволнованную мышку по животу.

— Хорошо, Дейл… Я постараюсь…

— А ещё лучше – иди ко мне… — подмигнул Дейл.

— Уже иду, — улыбнулась мышка, давая возможность бурундуку взять себя на руки.

— Давай, Рокки, теперь говори. Что случилось?

И австралиец рассказал. Хотя он и постарался говорить мягко, без излишних подробностей, маленькая мышка, едва выслушав рассказ, не удержалась и упала в обморок.  Дейлу не оставалось ничего другого, кроме как на руках перенести Гайку в их общую спальню.

Впрочем, обморок оказался не сильным. Через несколько минут изобретательница пришла в себя:

— Дейл… ДЕЙЛ, ГДЕ ТЫ?!

— Я здесь, Гаечка! – раздался голос бурундука. Он отошёл от распахнутого настежь окна и подбежал к мышке. Та сразу же крепко вцепилась в него:

— Дейл, скажи мне…

— Что сказать, Гаечка?

— Ты и Фокси… Ну… Это…

— Успокойся, прошу тебя… — умоляюще произнёс Дейл, слегка проведя своей шерстяной рукой по щеке Гайки. — Мы с Фокси уже давно расстались. Тогда я твёрдо сказал, что не собираюсь всё свободное время проводить с ней. Она, конечно, обиделась и улетела, но вскоре ей всё стало понятно… Через неделю после этого разговора она прислала мне записку, в которой сообщила, что не сердится на меня и хочет, чтобы мы всё равно расстались бы друзьями, а не врагами… Больше я её не видел… Да и не огорчался… Ведь рядом со мной была ты, Гаечка…

Ответом мышки был долгий и страстный поцелуй:

— Дейл, ты даже не представляешь, как я счастлива!

— Представляю, Гаечка! Я испытываю такие же чувства! Скажи, ты… не ревнуешь?

— Дейл… Прежде чем ответить, я хотела бы попросить тебя…

— Что угодно, Гаечка!

— Тогда обними меня так крепко, как ты только можешь…

— С превеликим удовольствием…

И бурундук обнял мышку с такой силой, что у неё перехватило дыхание, а из её прекрасных голубых глаз брызнули слёзы. Казалось, Дейл мог крепко обнимать Гайку сколь угодно долго… И только в тот момент, когда близкая к обмороку изобретательница хлопнула весельчака хвостом по спине, он ослабил захват.

— Боже… Дейл… Так крепко, до слёз, меня не обнимал даже папа…

— Очень рад, что тебе нравится… – улыбнулся бурундук. — Я ведь так… Так сильно тебя люблю, Гаечка…

— Я тоже тебя люблю, Дейл… И не ревную… — ответила мышка, наслаждаясь заботой бурундука.

Вскоре счастливая парочка выключила свет, и Штаб погрузился в темноту.

 

 Глава 7.

 На следующее утро Чип проснулся и, как обычно, смачно потянувшись, так и замер в этом довольно забавном положении. Напротив его койки стояла ещё одна, которой ещё вчера вечером, когда он заснул, не было. Но самое главное, что поразило бурундука — в этой койке лежала довольно симпатичная и очень знакомая девушка-мышка, летучая мышка.

— Господи, да это же Фокси!!! — удивился, и в тот же момент ужаснулся Чип. Он поднялся с койки и погладил мышку по забинтованной голове. Ноль внимания. Тогда бурундук аккуратно потрогал летучую мышку за ушко, и тут Фокси приоткрыла глаза:

— Где я? Кто вы?

— Фокси, это я, Чип! Ты меня не узнаёшь?

— Чип?! – удивилась летучая мышка. – Почему ты ночью не спишь, да ещё и гуляешь на свалке?

— Фокси, успокойся, мы в больнице, и сейчас утро. Девять часов утра, ты слышишь?

— Утро? Ой, как у меня болит голова… — она попробовала дотронуться до своего лба, и тут же раздался ещё более сильный вскрик. — АААААЙ! И крыло тоже болит.

— Не двигайся, Фокси, лучше приляг, отдохни – сказал Чип голосом, не терпящим возражений. — Ты можешь рассказать, что с тобой случилось?

— Ну, я помню, прогуливалась вечером, и пролетала мимо свалки. Тут я заметила у обочины ваш рейнджермобиль и подумала, что вы где-то неподалёку. Мне захотелось с вами поздороваться. Я летала рядом с транспортом и вдруг услышала, как что-то с грохотом падает. Метнулась на звук и увидела, как Рокки стоит около горы металлолома, и на него скатывается какая-то железная штуковина. Кажется, это был сейф, судя по габаритам… Я крикнула Рокки, чтобы он отбежал в сторону, но наш друг стоял как вкопанный. И тут я решилась рискнуть. Надо было оттолкнуть его от этого места. Дальше – жуткая боль, темнота… Больше я ничего не помню…

 - Боже мой!!! — Чип не сдержался и обнял мышку. – Фокси, ты спасла Рокки! Моего друга и товарища! Ты настоящий Спасатель! Молодец!!! Я горжусь тобой, Фокси!!!

Летучая мышка, которую почти никто в жизни ни разу не похвалил, густо залилась краской, и тут же ответила:

 - Да ладно тебе, Чип… Я сделала то, что должна была сделать… В конце концов, он ведь и мой друг тоже…

— Не скромничай, Фокси…

Тут Чипа посетила идея.

— Слушай, Фокси, а ты, наверное, голодная? Тебе принести что-нибудь?

— Ну… — замялась мышка, — честно говоря, я так и не успела вчера перекусить. Принеси, если тебе не трудно…

Чип, коротко кивнув, встал и вышел из палаты, и спустя пару минут вернулся с корзиной различных яств.

— Боже мой, Чип, откуда ты это взял?! Разве при больнице уже открыли магазин?

— Нет… — улыбнулся бурундук. – Просто вчера днём к одному из моих знакомых приезжали родственники и привезли ему много замечательных лакомств, вот он и одолжил мне немного. Ты кушай, Фокси, тебе нужно набираться сил. А мне ещё кое-куда сходить нужно.

С этими словами Чип вышел из палаты. Ему было пора отправляться на плановый медосмотр.

«Да, оказывается, вещие сны существуют…» — подумал лидер Спасателей, заходя в кабинет доктора.

 Глава 8.

 Летучая мышка, с удовольствием позавтракав, снова слегка задремала… Сколько времени она проспала, Фокси не знала. Разбудил её только вернувшийся лидер Спасателей.

— Чип…

— Да, Фокси…

— А что здесь делаешь ты?! Почему ты не с остальными Спасателями?

И бурундук рассказал обо всём летучей мышке. Обо всём, начиная с того момента, когда у него не выдержало сердце, далее – разговор с Дейлом, с Гайкой, о свадьбе бурундука и мышки, и, наконец, о своём ночном кошмаре…

— Да, Чип… — протянула Фокси. – Такого и врагу не пожелаешь… Выходит, мы с тобой – друзья по несчастью?

— Похоже на то… – ответил ей Чип. – Мои друзья уже сделали свой выбор, а мы с тобой – нет… Я ведь тоже любил Гайку, а ты – Дейла… Но теперь обстоятельства изменились. Гайка выбрала Дейла, она счастлива в браке с ним, даже уже ждёт от него детей. И с этим ничего не поделаешь… Я тоже, когда узнал об этом, сначала сорвался, но потом успокоился и принял ситуацию такой, какая она есть…

— Грустно, Чип…

— Грустно, Фокси, очень грустно и тяжело… Но надо жить дальше! Ради себя, в конце концов!

Летучая мышка, кивнув и слегка улыбнувшись, обняла бурундука здоровым крылом.

Прошло ещё несколько дней. Дейл менялся на глазах. Теперь он уже не засиживался допоздна перед телевизором (даже вместе с Гайкой), никогда не отлынивал от работы в мастерской, готовил себя и прекрасную мышку к роли папы и мамы соответственно. В спальне появилась новая кроватка для будущих детей, игрушки, и многое-многое другое…

Чип за это время заинтересовался Фокси… Теперь бурундук больше не грустил. Ему было хорошо, весело и интересно быть рядом с летучей мышкой. Даже врачи отметили ускорение процесса выздоровления обоих пациентов. «А что, она, пожалуй, не хуже Гайки… Тоже красавица-мышка, и вдобавок летучая…» — часто думал Чип. Крыло Фокси постепенно заживало…

 Глава 9.

 Прошла ещё неделя.

Однажды утром, проснувшись довольно поздно, Дейл направился в мастерскую. Несмотря на его просьбы, Гайка даже во время беременности хотя бы немного времени проводила в мастерской. Дейл вошёл туда и… обомлел. Нет, Гайка никуда не пропала, она по-прежнему сидела за рабочим столом. Но… привычного комбинезона на ней больше не было. Вместо него мышка завернулась в белую простыню.

— Гаечка?! Почему же ты не оделась?!

— Дейл… — отвлеклась от чертежей изобретательница. – Теперь я уже не могу носить комбинезон… Посмотри на меня…

Мышка встала, и бурундуку всё стало понятно. Конечно же, разросшийся живот Гайки больше не умещался в комбинезон. Дейл даже покраснел:

— Прости, Гаечка, совсем забыл… Сегодня же исправлю это досадное недоразумение, обещаю! Только…

— Только что?

— Только… пообещай и ты мне кое-что…

— Что угодно, Дейл…

— Хорошо…

Бурундук молча подошёл к мышке и, бережно взяв её на руки, отнёс в спальню. Заботливо укрыв Гайку одеялом, Дейл наклонился над её ухом и прошептал:

— Пообещай мне, Гаечка, что сегодня, пока я буду отсутствовать, ты не пойдёшь снова в мастерскую, а вместо этого лучше отдохнёшь…

— Но Дейл…

— Гаечка, прошу тебя… Сейчас, в твоём положении, нельзя столько работать. Я… очень волнуюсь и переживаю за тебя… Пожалуйста, не расстраивай меня ещё сильнее… Умоляю, Гаечка…

— Обещаю, любимый… — кивнула мышка, поцеловав бурундука в лоб.

— Вот и отлично! Я очень скоро вернусь! Сегодня мы обязательно закончим наше новое изобретение! – бурундук ласково потрепал мышку по щеке и, кивнув, вышел из спальни.

 Глава 10.

 Дейл вернулся в Штаб через несколько часов. Мышка мирно спала, подложив руку под голову. Судя по всему, она всё-таки прислушалась к просьбе бурундука и не стала во время его отсутствия продолжать работу в мастерской. Подойдя поближе, Дейл осторожно погладил нежное ушко Гайки. Изобретательница, широко улыбнувшись, открыла глаза:

— Дейл… Ласковый ты мой… Скажи честно, сколько ещё ты знаешь интересных способов, как меня разбудить? – хихикнула мышка, вставая с кровати.

— Много, Гаечка! – улыбнулся Дейл. – А теперь, любимая, я попрошу тебя лишь об одном…

— О чём же?

— Пожалуйста, закрой глаза…

Мышка, ничего не заподозрив, пожала плечами и кивнула. Через несколько секунд до неё донёсся какой-то шорох.

— Это ты, Дейл? Я уже сгораю от нетерпения!!! Ты же знаешь меня…

— Конечно я, Гаечка! Понимаю, но прошу не подглядывать… Вытяни руки в стороны.

Мышка, оставив попытки догадаться, какой же сюрприз ей приготовили, не без удовольствия исполнила просьбу бурундука. И спустя ещё несколько секунд изобретательница ощутила, как её одевают во что-то очень мягкое и пушистое.

— Дейл, могу я, наконец, открыть глаза?

— Сейчас, секундочку… Держись!

— Еле держусь… Ай! – взвизгнула мышка, когда почувствовала, как бурундук подхватил её на руки. – Куда мы идём?

— К зеркалу, Гаечка… Кстати, мы уже пришли. Можешь открыть глаза.

Изобретательница открыла глаза и ахнула. Сейчас она была одета в длинный махровый халат красного цвета, на котором красовались аккуратно пришитые жёлтые цветочки. Весельчак аккуратно поставил изобретательницу на пол.

— Боже… Дейл… Какой же ты у меня молодец! Как здорово придумано! Спасибо, любовь моя!!! – воскликнула счастливая мышка, крепко прижав к себе бурундука.

— На здоровье, Гаечка… Ну что, закончим наше сегодняшнее изобретение, а?

— Конечно! Пошли! – кивнула изобретательница. Взявшись за руки, бурундук и мышка направились в мастерскую. В этот же день совместное изобретение Дейла и Гайки было закончено. И после этого было принято окончательное и бесповоротное решение – Гайка до самых родов и некоторое время после них не будет заходить в мастерскую.

Глава 11.

Прошло ещё несколько дней. Живот Гайки всё рос и рос. Приближалась дата родов. По расчётам врачей, мышка должна была родить вечером именно того дня, на который была назначена выписка из больницы Чипа и Фокси, которые к этому времени стали уже неразлучными друзьями.

Но случилось иначе. Схватки у мышки начались рано утром. На крики Гайки, которую Дейл на руках нёс к самолёту, прибежал Рокфор со Вжиком на плече:

— УЖЕ?!

— Да, Рокки… Началось, кажется… Довезёшь нас до больницы?

— Конечно!

Могучий австралиец, мигом сев за штурвал, повёл самолёт в сторону больницы на предельной скорости:

— Держись, Гаечка! Очень скоро будем на месте!

— Да я стара… АААААЙ!

Стараясь справиться с резкой болью, мышка решила немного отвлечься, и обернулась к бурундуку, который не выпускал её из рук:

— Дейл, можно тебя попросить об одной вещи?

— Что угодно, Гаечка!

— Пообещай мне, что не будешь присутствовать в палате, когда я буду рожать…

— Почему, любимая? – удивился бурундук. – Стесняешься?

— Нисколько, Дейл… Дело в другом…

— Тогда почему? В чём ещё может быть дело?

— Я… боюсь за тебя Дейл. Бою… ОООООЙ!!!

— Боишься?!

— Да, Дейл. Выслушай меня, пожалуйста… Когда дама рожает, она кричит порой ещё громче, чем я сейчас… Я же вижу, как ты переживаешь за меня… Вижу, как тебе больно… И я не хочу, чтобы тебе было ещё больнее…

— Но…

— Это не всё, Дейл… Зрелище родов – не самое приятное, скажу я тебе… Поверь мне, пожалуйста… Ну скажи, веришь?

— Кажется, да… Но откуда? Откуда ты всё это знаешь, Гаечка?!

— В книжке прочитала, когда ходила в библиотеку… Три дня назад… — подмигнула ему мышка.

— Даже не знаю, что тебе ответить, Гаечка…

— Дейл, ну хватит уже сомневаться! – раздался недовольный, немного резкий голос Рокфора. – Уступи!

— Ну… хорошо, Гаечка…

— Вот и отлично, Дейл! А ты пока ступа… АААААЙ! Навести Чипа… Скорее всего, он уже проснулся и готовится к выписке… А я скажу доктору, чтобы после родов он принёс наших деток в эту же палату… Потом приходи ко мне… Договорились, Дейл?

— Договорились, Гаечка! – кивнул бурундук, мягко поцеловав мышку в губы. – И пожалуйста, не переживай и не бойся… Всё будет хорошо… Помни – я всегда рядом с тобой…

— Я постараюсь, Дейл… Спасибо… Только… как же ты сможешь быть со мной во время родов?

— Очень просто! Могу напомнить… – подмигнул Дейл, аккуратно затянув поясок её халата.

— Ах да, точно… — улыбнулась мышка. – Ты же сделал меня полностью своей… Даже в стиле одежды… И теперь я всегда буду чувствовать твоё присутствие…

— Ради тебя я готов на всё, Гаечка… Я ведь люблю тебя… Больше всего на свете…

— Я тебя тоже, Дейл… – ответила изобретательница, и их губы вновь слились в поцелуе. Счастливая мышка даже не вскрикнула, когда очередная родовая схватка вновь отозвалась болью в её животе.

«Крыло», ослепительно сверкая в первых лучах восходящего солнца, продолжало свой полёт к больнице, где вот-вот должны были появиться на свет будущие Спасатели…

Глава 12.

Передав любимую мышку врачам, Дейл в компании друзей направился к палате Чипа. Гайка не ошиблась в своих предположениях. Чип к этому времени действительно уже проснулся и готовился к выписке, а Фокси врачи даже разрешили небольшой вылет в город. Дрожащей рукой Дейл несмело постучал в дверь палаты.

— Войдите! – раздался знакомый голос.

Троица вошла в палату.

— ДЕЙЛ? РОККИ? ВЖИК? Что вы здесь делаете в столь ранний час?

— Гаечка… — пролепетал Дейл.

— Гайка? Что с ней?!

— Рожает… — ответил за Дейла Рокфор.

— УЖЕ?! – поразился Чип. – Да, быстро вы… Дейл, а ты почему сейчас не с Гайкой?

— Рокки… — кивнул Дейл, повернувшись к могучему мышу. – Расскажи…

— Хорошо, старина.

И он пересказал разговор между Дейлом и Гайкой, произошедший несколько минут назад.

— Да… Интересно… — задумался Чип. – Ладно, присаживайтесь, друзья…

Впрочем, сидение продолжалось недолго. Волнение Дейла нарастало, и бурундук, не выдержав, вскочил с кровати и начал наматывать круги по палате. Сначала все терпели. Но чаша терпения Чипа вскоре переполнилась:

— Дейл, сядь уже… — буркнул он.

Бурундук лишь махнул рукой. И тогда Рокки, схватив Дейла за шиворот, силой усадил его на кровать:

— Сиди уже! Не мельтеши перед глазами!

Но вот, наконец, спустя примерно два часа, двери открылись, и в палату вошёл врач, держа на руках долгожданных детей:

— Поздравляю, сэр, у вас тройня! Две мышки и бурундук…

Доктор наклонился и передал Дейлу три маленьких свёртка.

— Боже мой… Наши с Гаечкой детки… — расплакался счастливый Дейл, слегка прижав мирно спящих малышей к себе. – Не могу поверить… Сразу трое! Две мышки… Так похожие на Гаечку… И бурундук…

— Очень похожий на тебя! — закончил Чип, похлопав Дейла по спине.

— Господи, какое счастье… Доктор?

— Да, сэр…

— А как… как себя чувствует моя жена?

— Вполне нормально… Кстати, она просила вас прийти к ней как можно скорее… Ступайте! Палата №39.

— Спасибо, доктор. Спасибо большое! Уже иду!

Счастливый бурундук направился в палату, названную врачом. Рокки, Чип и Вжик, пожав руки доктору, пошли следом за Дейлом. Впрочем, никто из них (кроме Дейла с детьми на руках) в палату не вошёл. Они решили подождать за дверью.

 

 Глава 13.

Мышка в красном халате лежала на кровати, широко раскинув руки и ноги. Гайка до сих пор стонала от боли. Но, едва завидев Дейла, она улыбнулась:

— Дейл…

— Боже мой… Гаечка… Что же я наделал… Как же я мог заставить тебя так сильно и так долго мучиться… — не смея смотреть в глаза изобретательнице, Дейл низко опустил голову. Он сел на соседнюю кровать и, аккуратно уложив детей на неё, закрыл лицо руками.

— Дейл… Ну что ты! Не надо так говорить… Неужели ты не рад? Ну же, посмотри на меня… Пожалуйста, посмотри…

И бурундук, не смея ослушаться, вновь поднял голову и посмотрел на мышку. Несмотря на всё ещё не утихшую боль и ломоту во всём теле, улыбающаяся Гайка нашла в себе силы поднять руку и попыталась дотянуться до Дейла. Но это, увы, ей не удалось, и нежная рука мышки вновь упала на кровать. Тогда Дейл, пересев на кровать Гайки, решил помочь ей. Он аккуратно поднял руку изобретательницы, и, коротко поцеловав её, прижал к своему сердцу. Мышка улыбнулась ещё шире:

— Дейл… Если бы ты знал, как же я счастлива, что у нас появились дети… Ты просто не представляешь, какое счастье я испытывала, когда рожала… Их трое! Боже мой…

— Мышки – прямо твои копии, Гаечка! – всё-таки улыбнулся в ответ весельчак, расправляя отдельные непослушные пряди на голове изобретательницы.

— А бурундук – на сто процентов ты! – кивнула мышка. – Дейл…

— Да, Гаечка…

— Прошу тебя – пообещай мне одну вещь…

— Что угодно!

— Пообещай, что больше никогда не будешь винить себя в том, что сегодня мне было так больно… И… сделаешь так, чтобы эти роды у меня не стали последними…

— ЧТО?! Видя твои мучения…

— Не надо, Дейл… Конечно, роды – очень болезненный процесс. Но, когда знаешь, что дети будут от самого любимого существа на свете… — подмигнула ему мышка.

— Боже, Гаечка… — растаял бурундук.

— Да, Дейл… Скажи, обещаешь?

— Обещаю! Я ведь не просто люблю тебя… Не просто люблю тебя больше всего на свете…

Не закончив фразы, бурундук наклонился, слегка отстранил её халат и жарко поцеловал мышку в область сердца:

— Я тебя… Я тебя обожаю, Гаечка… Обожаю…

— О Господи… Дейл… — сладко простонала покрасневшая изобретательница. Жар поцелуя, проникнув сквозь её мягкую шёрстку и нежную кожу, дошёл до самого сердца, заставив мышку приятно вздрогнуть. – Если бы ты только мог себе представить, как я счастлива, любимый…

— Я тоже… Отдыхай, прелесть моя, я о тебе позабочусь… — шептал Дейл, продолжая ласково поглаживать мирно засыпающую, разомлевшую от счастья Гайку по голове.

От души насладившись вниманием и заботой бурундука, мышка вновь приоткрыла глаза:

— Дейл…

— Да, Гаечка…

— Если тебе не трудно… Возьми меня на руки, и пойдём домой… Я так соскучилась по твоим сильным рукам… Да и не могу я ни минуты быть без тебя…

Бурундук задумался:

— Гаечка, я бы с радостью, но…

— Но что?

— Но… как же я донесу и тебя, и детей… одновременно?

— Попроси наших друзей, они помогут… Кстати, деток я уже покормила… Только не отказывай мне, Дейл… Прошу тебя… Больше всего мне сейчас хочется вздремнуть у тебя на руках…

— Не откажу, Гаечка! – кивнул бурундук. Он аккуратно взял на руки заметно похудевшую после родов мышку и мягко прижал её к себе. Гайка, в свою очередь, крепко обвила Дейла хвостом.

— Дейл… Какое же у тебя большое, какое доброе сердце… Ты мой милый… Нежный… Ласковый… Заботли… — изобретательница не договорила и, сладко зевнув, и ещё крепче обняв весельчака за шею, заснула.

Как только мышка окончательно успокоилась, бурундук приоткрыл дверь палаты и высунул голову в коридор:

— Ребята, зайдите…

— Что случилось, Дейл? В чём дело? – удивился лидер Спасателей, подходя вместе с остальными к двери палаты. Фоксглав к этому моменту уже вернулась.

— Тише, Чип! – шикнул на него Дейл. – Заходите…

Только сейчас, когда они вошли в палату и увидели, КТО находится на руках у Дейла, они поняли, почему весельчак просил их не шуметь. Подойдя к кровати, на которую были уложены дети, Чип несмело протянул руку к маленькому бурундучку:

— Дейл… Можно мне…  э-э-э… погладить этого… симпатичного бурундучка?

— Конечно, Чип! Мало того, я прошу тебя, и всех вас… Помогите мне…

— Донести тебя вместе с Гайкой и детьми до самолёта? – широко улыбнулся могучий австралиец.

— Не совсем так, Рокки… Дойти я вполне могу и сам… И Гаечку я тоже донесу… — подмигнул ему Дейл. – Помоги донести до самолёта наших девочек…

— А мальчика? – спросил Чип, поглаживая мирно спящего маленького бурундучка.

— А мальчика я доверяю донести тебе, Чип. Сможешь?

— МНЕ?! – удивился лидер Спасателей. Незаметно для себя бурундук вздрогнул. Чип в своей жизни почти ничего не боялся, но сейчас, ощущая большую ответственность за вверенного ему маленького бурундучка, он смутился.

— Не бойся, Чип… — улыбнулся Дейл. – Смелее…

Фокси для убедительности слегка подтолкнула Чипа в спину, и лидер спасателей аккуратно взял на руки «маленького Дейла». Малыш среагировал моментально, крепко схватившись маленькой ручкой за чёрный нос бурундука. От резкой боли лидер Спасателей даже пискнул.

«Каков наглец, однако…» — подумал Чип, но всё-таки не решился отказать в просьбе Дейлу. С некоторым трудом освободив свой чувствительный нос от захвата, лидер Спасателей всё-таки кивнул Дейлу и двинулся вперёд. Рокки, в свою очередь, взял двух девочек, и Спасатели медленно направились к «Крылу».

— Пожалуйста, Рокки, лети помедленнее и осторожнее… – шепнул Дейл австралийцу, когда последний, усадив всех в самолёт, завёл двигатели. Тот кивнул.

Первые минуты полёт проходил нормально.  Но вскоре им немного не повезло. «Крыло» попало в воздушную яму. Самолёт резко потерял высоту. Чип еле-еле удержал «маленького Дейла» на руках. Сердце только-только выздоровевшего бурундука вновь бешено заколотилось:

— Боже… Дейл… Я… чуть не допустил трагедию…

— Спокойно, Чип! Сейчас ты справился! И это самое главное! Не переживай, тебе вредно…

Ошарашенный лидер Спасателей лишь коротко кивнул:

— Спасибо за заботу, Дейл…

Потревоженная неожиданной встряской, Гайка нервно зашевелилась, заставив Дейла обратить на себя внимание. Бурундук поспешил её успокоить:

— Спи, спи спокойно, сокровище моё шелковистое… — прошептал Дейл прямо на ушко Гайке, нежно поцеловав его. Мышка, промычав в ответ что-то нечленораздельное и поудобнее устроившись на руках бурундука, успокоилась.

«Как же сильно он изменился за это время… Стал более решительным, вроде бы не ленится, даже детей уже завёл… И… меня совсем не раздражает, как раньше… Гайку же он и вовсе боготворит… МОЛОДЕЦ, ДРУЖИЩЕ! Я рад за тебя и за Гайку! Пора бы и мне подумать о себе, да о своей мышке…» — промелькнули мысли в голове Чипа.

— Прости, Дейл… Больше такого не повторится.

— Пожалуйста, уж постарайся, Рокки.

Далее полёт до Штаба прошёл без инцидентов. Приземлился австралиец также очень мягко и плавно. Аккуратно донеся детей до спальни Гайки и Дейла и уложив их на кровать, Рокки, Вжик, Чип и Фокси удалились. Дейл, как и в их первую совместную ночь, сидел на краю кровати, ожидая пробуждения мышки… Только на этот раз бурундук не смог долго продержаться. Очень скоро силы начали оставлять его, и Дейл аккуратно улёгся на кровать и заснул самым счастливым сном в своей жизни, не выпуская из объятий драгоценную Гаечку…

 

Глава 14.

— Ну что, Чип, как насчёт небольшого полёта? – спросила его Фокси, едва они вышли из комнаты Дейла и Гайки.

— С удовольствием, Фокси! А как… твоё крыло?

— Полностью зажило! Сегодня утром проверяла – ничуть не болит… Хочешь убедиться?

— Даже не знаю… Мне как-то неловко… – смутился лидер Спасателей

Летучая мышка в отличие от бурундука, нисколько не сомневалась. Крепко схватив его за шиворот, она вылетела из Штаба и направилась в сторону местного парка аттракционов…

— Фокси, помедленнее, у меня голова кружится… — не привыкший к стилю полётов мышки бурундук чувствовал себя не очень комфортно.

— То ли ещё будет, Чип… — улыбнулась мышка, приземляясь на один из аттракционов, которым, по случайности, оказались американские горки.

— УАУ!!! – завизжала Фокси. – Чип, тебе нравится?

— Очень! – кивнул бурундук в перерыве между визгом и акробатическими упражнениями.

К вечеру Фокси так вымотала Чипа, что тот едва держался на ногах… Поэтому она, решив, что на сегодня хватит, вновь схватила бурундука за шиворот и понесла его обратно в Штаб.

«Да… Теперь, кажется, я понимаю, каково это – развлекаться в стиле Дейла» — подумал Чип. «Я и не подозревал, что это так интересно, но так утомительно…» — на этой счастливой ноте Чип слегка задремал.

Впрочем, для Фокси развлечения ещё не закончились. Симпатичная летучая мышка, описав круг в небе, вдруг зависла над фонтаном и разжала лапы.

— АЙ! – взвизгнул бурундук, когда его горячее тело соприкоснулось с прохладной водой фонтана. Фокси, приземлившись на газон, от души рассмеялась.

— Ах, значит ты вот как? – слегка пожурил её Чип. – Ну, берегись!

И бурундук, набрав воды в шляпу, попытался облить ей Фокси. Но не тут-то было. Летучая мышка всё время ловко уходила от холодных струй. Наконец, оставив бесплодные попытки, он поднял руки:

— Всё, Фокси, сдаюсь!

— То-то же! – кивнула мышка, выглядывая из-за высокого дерева.

— Ну что, может быть, всё-таки донесёшь меня до Штаба, или мне самому идти?

— Конечно, донесу! – улыбнулась мышка.

«Больше ждать нельзя…» — думал в это время Чип. «Иначе я никогда ни с кем не сойдусь… Надо с ней поговорить. Сейчас же!!!»

Оставив Чипа на ВПП Штаба, Фокси стояла на краю полосы, готовясь взлететь. Но тут вмешался бурундук. Он крепко прижал летучую мышку к себе:

— Фокси…

— Да, Чип… – вздрогнула от неожиданности мышка.

Не говоря больше ни слова, бурундук нежно поцеловал её:

— Фокси… Дорогая… Останься со мной…

— ЧТО?!

— Ты… мне нравишься, Фокси… Очень нравишься…

— Чип, ты что… Ты… Ты… – Фокси едва сдерживалась от того, чтобы не упасть в обморок.

— Да… Я… люблю тебя… — прошептал бурундук, ещё крепче прижимая к себе дрожащую от счастья летучую мышку. От души поцеловав Фокси, Чип подхватил её на руки и направился в комнату…

Поделиться

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс